Золото Заравшана

НА КИЕВСКОМ НАПРАВЛЕНИИ

Созданный весной 1955 года трест «Гидромонтаж» стал базовым предприятием Министерства среднего машиностроения Союза ССР. Как и подобает солидной структуре, он получил еще и обезличенное наименование — почтовый ящик 646. Впрочем, открытое название для сторонних лиц также ничего не говорило. Примечательно, что, в отличие от иных строительных монстров, трест имел сразу двух ведомственных родителей — МВД и Минсредмаш, что, в частности, нашло свое отражение в кадровом составе «Гидромонтажа».

Начнем с Минсредмаша. В начале 55-го в его структуре создается 12-е Главное управление — «Главмонтаж». Ему поручается руководство всеми существующими и создаваемыми монтажными предприятиями. Естественно, не обычных CMУ, занятых на разнообразных объектах народного хозяйства, но тех, что осваивают бюджетные средства в интересах ядерного комплекса страны. Начальником ГУ-12 становится Петр Константинович Георгиевский, заместителем — Борис Григорьевич Малинкин, главным инженером — Александр Сергеевич Пономарев.

Теперь обратимся к другому «сановному родителю». В том же 1955 году Главпромстрой МВД СССР решил создать крупное монтажное предприятие. За базовую основу взяли небольшую контору «Техспецработы» — та занималась бурением скважин на воду, водопонизительными работами при рытье больших котлованов и траншей, а также эксплуатацией земснарядов, используемых для намыва дамб и плотин, и добычи песка. Кстати, будущий начальник треста Яков Андреевич Кузнецов, возглавлявший п/я 646 почти четверть века, свою административную деятельность начал в начале 50-х именно в конторе «Техспецработы».

Новому предприятию приказом по Главпромстрою за № 072 от 16 апреля 1955 года было присвоено имя «Монтажно-строительное управление №8». Оно и было передано под начало 12-го Главного управления. Еще один нюанс. 14 марта 55-го вышло постановление правительства СССР о передаче Главпромстроя из МВД в Минсредмаш (начальник — Герой Советского Союза генерал-лейтенант Александр Николаевич Комаровский).

Что касается наименования п/я 646, то оно использовалось для взаимодействия с другими организациями, в почтовой переписке и при заполнении трудовых книжек. А уже потом, без изменения своей специализации и структуры, предприятие будет называться трест «Гидромонтаж».

Тресту предстояло освоить многое. Помимо прокладки наружных коммуникаций различного назначения, бурения скважин на воду, п/я 646 также поручалось водопонижение с помощью специальных установок при сооружении котлованов и траншей, монтаж сложных металлоконструкций и производство широкого спектра гидротехнических работ. В план работ вошли и намыв дамб и плотин, дноуглубление и частичная очистка рек, озер и прибрежной части морского побережья — для обеспечения прокладки подводных трубопроводов, водосбросов и водозаборов; добыча песка и подводное бетонирование. Предстояло не только создать условия для надежной эксплуатации большого количества земснарядов, но и создать собственную водолазную службу. Для этой цели п/я 646 передавалась большая группа водолазов из легендарной Экспедиции подводных работ специального назначения — ЭПРОНа.

На трест также была возложена задача обеспечения буровых установок и земснарядов всем необходимым снаряжением и запчастями. Кроме уже имевшихся подразделений, в состав п/я 646 вошли спецучастки, дислоцированные на Украине, в Сибири и некоторых других регионах страны.

Прежде чем продолжить рассказ, необходимо отдать дань уважения первым руководителям треста и сказать о них несколько слов. Согласно архивным данным, у истоков создания «Гидромонтажа» стоял генерал-майор А.Н. Комаровский, инженер-гидротехник по образованию, долгое время руководивший работами на стройках НКВД, МВД, а затем Министерства среднего машиностроения.

Первым руководителем треста был назначен Василий Гаврилович Мухин, но в 1956 году его перевели на Урал. Начальником стал полковник Яков Андреевич Кузнецов, главным инженером — Павел Аронович Керцман. Два человека, два руководителя, выражаясь флотским языком, главного калибра. Они заслуживают того, чтобы их имена были вписаны золотыми буквами не только в летопись треста «Гидромонтаж», но, без преувеличения, и в историю нашей страны.

На протяжении 25 лет к мнению опытного производственника Кузнецова прислушивались в главке и министерстве. Он всегда помогал руководителям подразделений, часто выезжал на свои подшефные строительные площадки. А когда в 1957 году на Челябинском химическом комбинате случилась большая беда — авария, повлекшая за собой выброс радиации, то Яков Андреевич, как руководитель предприятия, выполнявшего там, на «Маяке», большой комплекс работ, немедленно вылетел на место «малого Чернобыля».

«По указанию министерства я был в командировках для руководства работами по ликвидации аварии 1957 года на площадке г. Челябинск-40, — напишет он много позднее. — К тому времени наше предприятие занималось строительством плотины 10 (для перекрытия реки Теча), обводных каналов, не допускающих сток воды к плотине. Непосредственно в зоне взрыва производилось бурение скважин на оставшихся емкостях — для установки необходимой контрольной аппаратуры. В связи с повышенной радиацией в зоне разрешалось работать считаные минуты. Вели также водолазные работы на загрязненном промышленном озере, бурение скважин по реке Теча. Естественно, что все перечисленные мною объекты находились в зоне повышенной радиации. Трудные это были годы, да и последующие тоже. Честно скажу, досталось нашим ребятам… Посещение этих мест повлияло и на мое здоровье…»

Нужно ли говорить, что Кузнецов полетел бы на место ЧП и без распоряжения министра. Работал много, не считаясь со временем. Несмотря на требовательность (к себе — в первую очередь), Яков Андреевич пользовался большим уважением в коллективе. Под его началом «выросли» руководители, которые занимали впоследствии высокие посты в Минсредмаше, военном ведомстве, Госплане и Министерстве сельскохозяйственного строительства.

Полковник Я.А. Кузнецов руководил трестом до 1980 года. Его вклад в создание ядерного щита страны вроде бы по достоинству был оценен правительством: Яков Андреевич был награжден многими орденами и медалями, удостоен почетного звания «Заслуженный строитель РСФСР». Хотя… почему не Советского Союза?..

Другая глыба — Павел Аронович Керцман, личность в тресте «Гидромонтаж» не менее значительная, чем Кузнецов. Перед началом Великой Отечественной он окончил кораблестроительный факультет Одесского института инженеров водного транспорта. Был призван на Черноморский флот в береговые части Крыма. С 42-го лейтенант Керцман служил командиром батареи под Севастополем, защищал побережье Кавказа. За боевые действия на Черном море он был награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа», «За боевые заслуги».

Керцман, имевший диплом «водного» института, в 43-м назначается старшим корабельным инженером 6-го аварийно-спасательного и судоподъемного отряда Министерства речного флота и успешно осваивает новое дело. К 1945 году на личном счету заместителя начальника отряда — около десятка поднятых боевых и транспортных судов.

1947 год, если судить только по анкетным данным, остался в биографии Керцмана «белым пятном», так как сведений, где он работал, не сохранилось. Но бывшие сослуживцы — офицеры, мичманы и инженеры — в своих воспоминаниях рассказывают, что в этот период трудились вместе с ним на площадке «Базы-10» (будущий Челябинск-40), где Павел Керцман совместно с отрядом водолазов занимался организацией строительства водозаборных сооружений на площадке «Озеро». В тот период Павел Аронович не раз бывал в служебных командировках на «Базе-10» — они, конечно же, не отмечались в трудовой книжке.

В 1953 году его перевели на должность командира экспедиционного отряда № 12 Управления подводно-технических работ в Красноярске, а в 55-м, когда организовался трест, он стал заместителем, а затем и главным инженером «Гидромонтажа». Инженер-полковник Керцман занимал эту должность до 1968 года, но именно «База-10» стала для него, как руководителя и организатора многих гидромонтажных работ в отрасли, стартовой площадкой. За успехи и достижения в труде Павел Аронович был награжден орденом Трудового Красного Знамени и многими медалями. И через много лет коллеги и подчиненные вспоминали его с большой теплотой и искренним уважением.

Когда-то работавший под его началом водолаз А.И. Лупеха рассказал:

— С Павлом Ароновичем Керцманом мне пришлось работать несколько лет, и я убедился, насколько это был деловой и грамотный руководитель. Человек спокойный, уравновешенный, душевный, прекрасный спортсмен, занимался боксом. Его внешнее спокойствие, выдержка, порой удивляли нас. Даже на нашу часто «неспокойную» флотскую братву (все-таки были молоды) никогда не повышал голоса, не кричал. И если появлялся неожиданно, все моментально стихали. Его не боялись, а просто уважали за хорошее отношение к людям.

В апреле 1968 года П.А. Керцман был переведен с повышением в должности. Прошли годы, но до сих пор в тресте «Гидромонтаж» добрыми словами вспоминают этого человека.

Но вернемся к нашей истории. Новое руководство треста в лице Я.А. Кузнецова и П.А. Керцмана сразу же принимает решение, полностью оправдавшее себя впоследствии, — создать мощное базовое предприятие. Выбор пал на спецрайон, которым руководил тогда А.И. Крутов. Находился он в Москве вместе с управлением треста «Гидромонтаж» на территории ремонтно-механического завода МВД СССР — в районе остановки «Литературный архив».

Москва Москвой, но мощные производственные силы создаваемого треста вписать в плотную застройку столицы не представлялось возможным. И тогда «Главмонтаж» решил передать под базовое предприятие принадлежавший Минсредмашу участок земли в 50 километрах от Москвы между деревней Крутилово, расположенной около Киевского шоссе, и железнодорожной станцией Селятино. Теперь это элитный район, экологически чистый, имеющий огромный потенциал развития. И не случайно, что в 2004 году трест «Гидромонтаж» развернул в Селятино строительство высотных домов улучшенной планировки. Но это сейчас, а тогда…

На этой площадке стояли шесть одноэтажных дощатых бараков, в которых когда-то обитали военные строители, возводившие в 45-50 километрах от Москвы вторую кольцевую бетонную дорогу. В 1955 году здесь разместилось прорабство предприятия п/я 1062 «Главмонтажа», состоящее из военных строителей и вольнонаемных работников. К январю 56-го ими были заложены фундаменты первых двух кирпичных общежитий на 108 мест каждое и жилого 22-квартирного дома (дом №3). Сначала они предназначались для монтажников, не имевших московской прописки, а затем были переданы базовому предприятию треста — п/я 1605.

И все же, почему именно здесь решено было обустраивать центральную площадку? Во-первых, в Московской области лимит на прописку не был таким жестким, как в столице. Во-вторых, близость к столице. Рядом пролегли три крупные транспортные артерии: Киевское шоссе, кольцевая и железная дороги; до Москвы можно добраться за час.

В начале 1956 года Минсредмаш передал селятинский участок земли в собственность треста, надеясь, что мощное предприятие (в будущем) займется освоением и производством многих видов работ, необходимых новой отрасли, и строительством собственной базы. Так и произошло.

Одним из молодых специалистов, оказавшихся в Селятино, был Глеб Александрович Макшаков. Окончив Московский инженерный институт водного хозяйства, он несколько лет проработал в столице, а затем ему предложили новое место — почтовый ящик №1605.

— Тогда, в 1958 году, — вспоминает он, — было здесь всего несколько зданий: нынешняя почта, четыре жилых дома. На месте бани — бараки, где сейчас три магазина — деревня Крутилово с цветущими садами. А вокруг стоял лес…

В 1957 году п/я 1605 — это, как мы помним, базовое предприятие треста «Гидромонтаж» — переезжает из Москвы в район деревни Крутилово. Его начальником был назначен полковник Житков Анатолий Порфирьевич, главным инженером стал Леонид Ноевич Розовский, кстати, будущий почетный гражданин Селятино и всего Наро-Фоминского района. К этому времени оба руководителя имели богатый практический опыт управления крупными подразделениями механизаторов и монтажников, полученный ими на стройках оборонного значения по линии МВД.

Ко времени переезда в Селятино в структуре п/я 1605 имелись три участка и механическая мастерская. Один участок занимался водопонизительными работами при рытье котлованов и траншей по прокладке трубопроводов. Его возглавлял Петр Иванович Алексеев — мастер своего дела, человек высокой культуры и эрудиции.

Второй участок проводил бурение скважин на воду. Им успешно руководил Александр Михайлович Федорычев — опытный практик, досконально освоивший технологию бурения, хорошо знавший применяемые тогда буровые станки БУ-20; он оперативно находил выход из случавшихся аварийных ситуаций.

Третий участок возводил дамбы и плотины, а также добывал качественный речной песок с помощью земснарядов. Коллеги называли своего начальника — Магомеда Магомедовича Ильясова — более привычным для русского уха именем, и он охотно откликался на Михаила Михайловича.

Механической мастерской руководил Василий Андреевич Брискин, прекрасно знающий буровые станки, водопонизительные установки и свой станочный парк. Учитывая тогдашние трудности с получением запчастей, работа по ремонту оборудования была весьма нелегкой, но Брискин всегда находил выход из положения, причем в определенные руководством сроки.

При переезде треста в Селятино «Главмонтаж» передал п/я 1605 от п/я 1062 имевшееся там прорабство. В связи с резко возросшей потребностью в строительных работах оно было расширено и преобразовано в участок, который возглавил сначала Владимир Александрович Табанчук, а затем Юрий Степанович Павлов. По отзывам ветеранов, оба являлись опытными строителями и хорошими организаторами.

Идем дальше. На участке гидротехнических работ под началом П.И. Алексеева, В.Д. Захарова (будущего начальника треста) и некоторых других специалистов «сосредотачивались» все водолазы «Гидромонтажа», мастера установок по понижению воды и монтажники трубопроводов. Бригады участка вели работы во многих республиках Советского Союза.

Другой важный участок — механизации; он обеспечивал остальные подразделения п/я 1605 не только техникой, но и автотранспортом. Его возглавлял опытный производственник Михаил Иосифович Бондаренко, а после его смерти в 1969 году — Петр Сергеевич Автономов. Выписав из служебного документа эту характеристику, подумала: сухое, затертое и, по сути, ничего не говорящее определение. Как в нацистских справках: «истинный ариец, беспощаден к врагам Рейха, связей, порочащих его, не имеет». Так и тут: «опытный производственник». Но что стоит за этим? К сожалению, чтобы ответить на этот вопрос, нужно почти о каждом писать рассказ или документальную повесть.

Трест, взяв хороший старт, быстро мужал. Ему как воздух необходимо было самому, на месте, ремонтировать различные строительные механизмы, электродвигатели. Другая головная боль и руководства, и простых работников — изготовление небольшими партиями запчастей для буровых и водопонизительных установок и фасонины трубопроводов. Чтобы решить эту проблему, Яков Андреевич Кузнецов добивается согласия «Главмонтажа» на строительство специализированного завода.

На должность первого директора приглашается в 1959 году опытный инженер-механизатор, руководивший разными крупными предприятиями, в том числе Свияжским заводом, Рачия Левонович Амирханян. Надо отдать ему должное: он быстро обеспечил в коллективе крепкую производственную и трудовую дисциплину, будучи, как отмечают ветераны треста «Гидромонтаж», не только требовательным, но, что самое главное, справедливым начальником. Авторитет Р.Л. Амирханяна был столь высок, что у завода не было проблем с набором кадров.

Выполняя указание руководства страны, трест создает на режимной площадке Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ) в Дубне большой монтажный участок п/я 1605. Его первым руководителем становится майор Алексей Михайлович Кириллов. (Впоследствии участком руководили высококвалифицированные инженеры, такие, например, как С.А. Гутников.) Это подразделение вело строительство всех наружных трубопроводов (теплосети, водопроводы, газопроводы, бытовая и производственная канализация) к лабораториям института, жилым домам, медицинским, торговым, учебным и другим учреждениям наукограда. Затем участку дополнительно поручили ряд монтажных и гидротехнических работ для Савеловского деревоотделочного комбината. Хорошо зарекомендовали себя на этом объекте инженеры Глеб Александрович Макшаков, Нина Ивановна Цвиркун (Стародубровская), бригадир монтажников Евгений Иванович Патин.

— Собственно в Селятино я задержался совсем недолго, где-то около трех месяцев. Ждал, пока оформляли пропуск, — продолжает свой рассказ Глеб Александрович Макшаков. — Наше подразделение в то время занималось буровыми, подводно-техническими и водопонизительными работами. Выправили бумаги и направили в командировку в город Кимры. Первый мой ответственный объект в качестве прораба — рейд для деревообрабатывающего комбината. Справились мы за восемь месяцев. Потом бригаду направили в Дубну, на сооружение Объединенного института ядерных проблем. Здесь мы выполнили все подводно-технические работы…

В начале 1964 года на базе имеющихся в п/я 7 (п/я 1605) участков, завода и ЖКО создаются специализированные участки, перерастающие потом в монтажно-строительные управления.

Переходят в прямое подчинение тресту специализированные монтажные участки в г. Дубне и поселке Протвино, участок механизации и спецстройучасток в поселке Селятино, Опытный завод (п/я 9), ЖКО.

С началом строительства ускорителя протонов в поселке Протвино предприятие п/я 1605 создает там участок по сооружению наружных и внутренних трубопроводов различного назначения. В разное время им руководили A.M. Кириллов, И.С. Мисютин, Л.Н. Михайлов.

В 1959 году в Селятино из Москвы переезжает аппарат управления «Гидромонтажа». К 1960 году объем выполняемых трестом работ возрос с 8070 тысяч рублей (в ценах, сопоставимых с 1985 годом) до 15 137 тысяч рублей, т.е. за пять лет почти вдвое.

Трест, как говорится, «наращивал мускулы»: Опытный и бетонный заводы, жилищно-коммунальный отдел (ЖКО), складской комплекс отдела, контора автотранспорта и энергоснабжения (она же затем УМиАТ — Управление механизации и автотранспорта). Таким образом, трест с помощью своего базового подразделения — п/я 1605 не только вкалывал по всей стране, но и стал градообразующим предприятием поселка Селятино, предоставив работу тысячам людей.

Многие руководители крупных строек и директора комбинатов все чаще начинают обращаться к министру и в «Главмонтаж» с просьбами отрядить на их объекты специалистов именно из Селятино. Одним словом, нарасхват. Поэтому почти на всех объектах Минсредмаша появляются различные подразделения п/я 1605, а на ранее начатых стройках прорабства перерастают в участки. В последующие годы его специалисты вели работы по широкому фронту в десятках областей РСФСР и в одиннадцати союзных республиках.

Позволю себе еще немного статистики. Из десятка крупных предприятий, входящих в «Гидромонтаж», предприятие 1605 выполняло 24% всего объема работ, не считая промышленной продукции Опытного завода. Любой руководитель поймет, хорошо это или плохо. Вот почему Леонид Ноевич Розовский, оставшийся к концу 63-го и за начальника, и за главного инженера п/я 1605 (к тому времени получившего новое наименование — п/я 7), поставил перед руководством «Гидромонтажа» и заместителем министра вопрос о необходимости срочно разукрупнить такого монстра. И соответствующее решение, отвечавшее интересам дела, было вскоре принято. На базе участков предприятия п/я 7 постепенно стали создаваться МСУ:

МСУ-23 — сооружение наружных коммуникаций;

МСУ-24 — бурение скважин на воду и различных технологических целей;

МСУ-28 — строительство гидротехнических сооружений, подводно-технические работы, водопонижение, а впоследствии и строительство магистральных трубопроводов;

МСУ-63 — строительство всех производственных, жилых и других объектов в поселке Селятино;

МСУ-64 — строительство ряда объектов в Москве;

МСУ-108 — гидротехнические и подводно-технические работы, а также сооружение части трубопроводов на объектах Минсредмаша и Министерства на Черноморском побережье Краснодарского края и Крыма;

МСУ-105 — сооружение ряда объектов на Игналинской атомной станции.

— Строительство базы треста и базового поселка, — вспоминает Петр Георгиевич Рудаков, — производилось за счет средств, отчисляемых от прибыли всех предприятий и дотаций министерства. Из общего объема работ периферийные предприятия выполняли около 90% и только 10% приходилось на монтажно-строительное управление №63 и другие подразделения Селятинской площадки. Что, впрочем, ничуть не умаляет их вклада.

В 1965 году правительство страны возложило на Минсредмаш (т.е. на «Гидромонтаж») подводно-технические и водолазные работы в морских и речных регионах страны, обязав также обеспечить буровые установки и земснаряды необходимым снаряжением. Трест развернул сооружение подводных объектов в Московской, Калининской, Челябинской, Свердловской, Красноярской, Новосибирской, Иркутской областях, и некоторых других регионах тогда единой страны. Специалисты из Селятино освоили проводку масштабных дюкеров. А под Москвой-рекой впервые был проложен теплофикационный тоннель диаметром 2,5 метра.

Специализированные управления осуществляли не только строительство, но и капитальный ремонт подводных переходов, трубопроводов и тоннелей различного назначения, кабелей связи, силовых, речных и морских водозаборов, слипов (устройство, позволяющее поднимать суда на берег и производить все виды слипового или докового ремонта флота и строительства новых судов) судостроительных и судоремонтных заводов.

Нет, не просто украшают якоря вход в трест. И этому посвящена следующая глава — «Экспедиция подводных работ особого назначения».

19 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.