Золото Заравшана

ГОРНАЯ СТАНЦИЯ (Семипалатинский полигон)

Об этой огромной площадке в казахской степи написаны сотни, если не больше, журнальных статей и газетных публикаций. Можно сказать, раскрыты внешние секреты, естественно, в пределах разумного. Испытания давно прекращены, еще на закате Советского Союза. Полигон мертво молчит, однако живы люди, заставлявшие его «говорить».

В нынешней России много ветеранов — разных войн, труда… Есть среди них и такая особая категория — ветераны особого риска. О них очень мало говорят и пишут, они более чем скромно представлены на телевизионных экранах. Хотя то, что они сделали ценой своего здоровья, и поныне составляет мощь государства, его ядерный щит.

Согласно Федеральному законодательству, к этой категории относятся лица, непосредственно участвовавшие в испытаниях ядерного оружия, участники ликвидации аварий на атомных объектах, личный состав частей по сборке ядерных зарядов, моряки-подводники, которые участвовали в ликвидации аварий на атомных установках АПЛ. Они объединены в российский Комитет ветеранов подразделений особого риска. Есть такой в России…

На первый взгляд, все правильно. Однако из-за министерских амбиций прежнего руководства Минатома, намеревавшегося самостоятельно решить этот вопрос, а также позиции чиновников и депутатов Государственной думы, к этой категории не относятся ветераны треста «Гидромонтаж» — те, кто получил дозу облучения, каждый свою, на ядерных полигонах в Семипалатинске, Харабали (Азгире} и на Новой Земле. И абсолютно никого эта проблема не волнует.

Об этом мы говорили в редакции еженедельной газеты «Россия», куда пришли ветераны треста Анатолий Григорьевич Харыбин и Александр Степанович Бабкин, имеющие за плечами многие годы уникальных буровых работ в интересах Минсредмаша СССР. Они рассказывали о конкретных ситуациях с «изделиями», грозивших серьезными осложнениями, о людях, хватанувших «дозу» и уже ушедших из жизни. О тех, кто жив, но кто оказался один на один со своей бедой. Рассказывали о себе…

А вот письмо, которое в адрес «Медицинского вестника» направил житель поселка Селятино Юрий Лазурин. Приведу его полностью.

«Обращение в вашу редакцию, — пишет он, — это последний шанс для меня и моих товарищей. Вы представляете медицинское издание, а в структуре Минздрава России есть отдел, занимающийся проблемами граждан, пострадавших в результате ядерных испытаний. Все наши попытки привлечь внимание к нашей беде в других газетах ни к чему не привели.

Итак, к сути вопроса. Я, Юрий Александрович Лазурин, ныне пенсионер, с 1969-го по 1981 год являлся непосредственным участником подземных ядерных испытаний в нештатных радиационных ситуациях на ядерном полигоне в г. Семипалатинске-21. Наше предприятие п/я А-7344/МСУ-24 входило в состав треста «Гидромонтаж» упраздненного в 90-х годах Министерства среднего машиностроения. Коллектив был занят бурением технических скважин и забивкой их ядерным устройством. Кроме выходных, постоянно проживали на площадке, дышали в основном радиоактивным сероводородом.

За самоотверженный труд многие из специалистов нашего предприятия были награждены орденами и медалями СССР. Лично я имею орден Трудового Красного Знамени, медаль «За трудовое отличие». Плюс к этому целый набор болезней — сердечно-сосудистые, почечно-каменные и язвенные.

Несмотря на существование льгот, распространяющихся на тех, кто работал на ядерных полигонах, мы остались забытыми. Множество постановлений, указов распространяется только на военнослужащих и вольнонаемных Вооруженных сил, мы же, как я отмечал, относились к другому министерству.

Вот уже десять лет я и мои товарищи обращаемся во всевозможные инстанции — в Министерство атомной промышленности, Минтруда, комитеты социальной защиты, Комитет ветеранов подразделений особого риска и другие. Результат — нулевой. Я, человек, отдавший лучшие годы своей жизни этой опасной и тяжелой работе, потерявший здоровье, сегодня никак социально не защищен. Моя пенсия выражается в 1500 рублях.

Кстати, моя семья, жена Валентина Ивановна Лазурина (инвалид II группы), дети — дочь и сын, тоже жили в г. Курчатове (пригород Семипалатинска). Мы имеем справку о том, что получили суммарную дозу облучения более 35 бэр. И это тоже не берется в расчет. Есть у меня и справка о том, что я являлся непосредственным участником испытания подземного ядерного оружия, есть и свидетельство из органов социальной защиты Семипалатинска, что мы имеем право на социальные льготы. Но ведь это уже другая страна, так называемое ближнее зарубежье. И здесь, в России, нам отвечают, что эти справки не могут быть учтены.

Между тем 21 января 2003 года вышло постановление правительства Российской Федерации «О порядке отнесения граждан к категории лиц, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне». В перечне этих лиц и те, кто получил суммарную дозу облучения, превышающую 5 бэр. У нас же полученная доза в 7 раз больше.

Очень прошу вашу газету помочь мне и оставшимся в живых моим товарищам (нас совсем немного) восстановить справедливость».

Тяжело и горько читать такие строчки. И осознавать, что мы живем в государстве, где чиновники норовят выкинуть людей, отдавших обороне страны свои силы и здоровье, на социальную свалку. Забыть о них, чтобы не отягощать себе жизнь. Или перевести на коммерческий расчет.

Наша справка

21 апреля 1947 года вышло постановление правительства о создании ядерного полигона (Горная станция, Учебный полигон №2, Семипалатинский испытательный полигон).

29 августа 1949 года — первое в истории нашей страны испытание ядерной бомбы.

Октябрь-ноябрь 1954 года — впервые в СССР реализована в двух ядерных испытаниях новая автоматика подрыва и нейтронного инициирования.

17 октября 1961 года — осуществлен первый в Советском Союзе подземный ядерный взрыв.

3 декабря 1966 года — первый групповой подземный ядерный взрыв в одной горной выработке. В штольню были опущены и одновременно подорваны два ядерных устройства.

Трест «Гидромонтаж» ударно потрудился на южном полигоне. Большой участок в Семипалатинске возглавил в 1971 году Леонид Николаевич Любимцев. На его долю досталась большая работа по организации производства и обустройству его работников. В 1977 году его сменил Павел Николаевич Кутилкин, руководивший участком до 1979 года. Много сделали для успеха сложного бурения сложных скважин, до тысячи метров, такие мастера своего дела, как Николай Никитович Баловнев, Александр Степанович Бабкин и другие.

В поселке Селятино работает бывший житель «полигонной» области Казахстана Валентин Федорович Шарлов, он успешно руководит складским комплексом. В трест он пришел в 90-е годы. А в Семипалатинске был директором кирпичного завода, избирался депутатом горсовета.

Что касается Александра Степановича Бабкина, то, если подсчитать, то всего он отработал в системе «Гидромонтажа» более 35 лет, причем из них девять — на первом участке МСУ-24. Этот участок, собственно, и вел работы на Семипалатинском полигоне. Александр Степанович трудился бурильщиком, и в этом качестве принимал непосредственное участие в подземных ядерных испытаниях. Отмечен орденом Трудовой Славы III степени.

А.С. Бабкин — ветеран полигона, один из первых. Рассказывает, как однажды, когда опускали «изделие», оно зацепилось одним из кабелей, и ему пришлось спускаться вниз, чтобы устранить непредвиденную ситуацию, которая могла обернуться большой бедой. Со смехом вспоминал тяжелые условия, в каких им, первым партиям специалистов из России, пришлось здесь жить — щелястые бараки, резко континентальный климат, пронизывающий ветер… И про охоту на радиоактивных зайцев.

Степаныч — мощный, крепко сбитый мужчина. С 1999 года он работает инженером-механиком производственно-технического отдела ОАО «Трест Гидромонтаж». Занимается комплектацией бурового оборудования для ускоренной подводки скважин, осуществляет контроль технического состояния и своевременного ремонта автотранспорта и механизмов. А еще Степаныч классно жарит шашлыки, и вообще на нем организация трестовских застолий. Талантливый человек, во всем мастер. В последнее время у него стали болеть ноги, — сказывается работа на полигоне. И, глядя на него, понимаешь, что только такие люди могли «переварить» радиацию. Хотя какое, к лешему, переварить… Время, проведенное в Казахстане, дает о себе знать… В 2002 году парламент внес в Налоговый кодекс изменения, запретив спонсорам из своей прибыли оказывать помощь общественным организациям. Таким образом Государственная дума боролась со злоупотреблениями. Но, как часто у нас бывает, решив одну проблему, мы создали другую.

Ветераны подразделений особого риска лишились и этой поддержки. Так что работники треста «Гидромонтаж», типа Харыбина и Бабкина, теперь ничего не теряют. Однако, несмотря на это, они будут бороться. Дело в принципе, да и «за державу обидно», как говорил Верещагин в любимом «Белом солнце пустыни».