Золото Заравшана

ДИМИТРОВ И АТОМ (Мелекесс)

В Советском Союзе ядерные центры, как правило, возникали на малообжитых местах, огораживались рядами колючей проволоки, строились — и, получив номер, становились закрытыми городами. Но были исключения. Одним из них является Мелекесс — крупный центр атомной энергетики страны, чей возраст перевалил за 300 лет. В 1972 году у него появилось другое имя. А старое, в Москве, на карте страны зачеркнули, рассудив, что фамилия покойного вождя Коминтерна и первого президента социалистической Болгарии Георгия Димитрова более подходит для града науки.

Этот небольшой, по масштабам России, город вместил не только одну из самых значительных в стране экспериментальных баз атомной энергетики — Государственный научный центр НИИАР (научно-исследовательский институт атомных реакторов), но также один из самых крупных заводов по производству комплектующих частей и агрегатов для автомобилестроения, солидные предприятия легкой и перерабатывающей промышленности. Нужно ли говорить, что трест «Гидромонтаж» в лице МСУ-14 приложил ко всему этому свои руки.

Под руководством Михаила Петровича Пахомова, а затем Владимира Валентиновича Бакеева (нынешнего главного инженера ОАО «Трест «Гидромонтаж») МСУ-14 были выполнены большие объемы многопрофильных монтажных работ на объектах института атомных реакторов, автоагрегатного завода, ковровой и чулочно-носочной фабрик, а также на строительстве самого города.

Собирая информацию о городе, я обнаружила такое вот любопытное свидетельство: «Впервые я увидел Димитровград, называвшийся тогда Мелекессом, без малого пятьдесят лет назад. Дорога в Рязановский совхоз-техникум, куда я поступил учиться, пролегала как раз через него. В центре он вполне был похож на город: Дом Советов, гостиница, магазины, чулочно-носочная фабрика. Но уже от центра уходила длинная, почти до самого Черемшана, обыкновенная деревянная улица — Куйбышева. Да, собственно, и весь Мелекесс был застроен в основном частными избами из смоляной сосны, благо ее тут до сих пор еще хватает. И поначалу мне ничего не запомнилось, кроме моста через Черемшан. Фермы его, опиравшиеся на бетонные быки, были тоже деревянные, по-кулибински сплетенные; они невольно наталкивали на вопрос: кто же до этого додумался? Ведь эта ажурная громадина под дождями быстро сгниет. В конце концов, так и случилось…»

Однако постановление Совмина Союза ССР от 15 марта 1956 года о сооружении комплекса объектов научно-исследовательского института атомных реакторов и города для его работников на 50 тысяч жителей коренным образом повлияло на весь ход развития небольшого поволжского города с его традиционно сложившимся укладом.

Под наукоград было выделено 5,5 тысяч га земли к западу от старого города — тем, где стоял вековой сосновый бор. Строители получили право на вырубку леса под застройку и инженерные сети.

— Сейчас много говорят о защите окружающей среды, и это правильно, — говорит Владимир Валентинович Бакеев, — но при этом изображают советский период, с точки зрения экологии, в самых черных красках. Спору нет, всякое было, и нынешнему поколению приходится устранять вред, причиненный окружающей нас среде. Но вот что касается Мелекесса, тут — иное. С исключительной любовью отнеслись к лесу — и проектировщики, и строители. Были разработаны специальные схемы, обеспечившие сохранность целых участков зелени. По рассказам ветеранов, стрелы башенных кранов порой едва не задевали кроны деревьев. По этой причине документальный фильм, снятый о Мелекессе кинематографистами из Питера, они назвали «Город в лесу, или Лес в городе».

Город быстро рос. Заводы ДААЗ, «Химмаш», комбинат технических сукон и другие раздвинули границы города, превратив его из захолустья в индустриальный центр. В Мелекесс, где собрались атомщики из разных городов Союза, вместе с НИИАРом пришла научная интеллигенция.

Кстати, в середине 50-х, после сооружения Куйбышевского водохранилища, река Большой Черемшан стала судоходной, а в Мелекессе был открыт речной порт.

За годы строительства атомного НИИ были введены в эксплуатацию профильные объекты: исследовательский СМ-2 (СМ-3) мощностью 100 МВт, ВК-50 с турбоагрегатом АК-70 мощностью 50 МВт, МИР-2 с вводом технологических петель, БОР-60 с установкой парогенераторов, РБТ-6, ТЭЦ с турбогенератором и турбиной АТ-6 и котлы БКЗ-75-39-ГМ, хранилище отработанных твэлов, градирни, насосные и компрессорные.

МСУ-14 (ныне ЗАО МСУ-14 «Гидромонтаж») как раз и было создано в 1956 году обеспечения широкого фронта строительных и монтажных работ при возведении в городке объектов научно-исследовательского института атомных реакторов и целого ряда других объектов. В период с 1957 по 1971 год был выполнен комплекс работ, который обеспечил проведение исследований в НИИ атомных реакторов.

Наша справка

1958 год — построен телевизионный ретранслятор, начался прием телепередач Центрального телевидения.

1959 год — поднялись первые 4-этажные дома Западного района города.

1961 год — в НИИАРе пущен в действие первый в мире высокопоточный реактор с нейтральной ловушкой СМ-2, принесший институту и городу мировую известность.

60-е годы — начало развития Первомайского района города. В декабре 65-го вступил в строй комбинат технических сукон, крупнейший в стране поставщик для бумагоделательной, строительной, химической промышленности.

Сентябрь 1967 года — на правом берегу Большого Черемшана, в районе речного порта, началось сооружение завода кузовной арматуры, карбюраторов и вкладышей (МЗКА, с 1972 года — ДААЗ). Его первая продукция отправлена на автогигант в Тольятти в 1969 году. Строительство завода вызвало большой приток рабочей силы как из сельской местности (особенно из заволжских сел Ульяновской области), так и специалистов из различных регионов страны.

1968 год — осуществлен физический пуск опытного реактора на быстрых нейтронах БОР-60. Его электрическая мощность составила 12 мВт, тепловая — 60 мВт.

24 мая 1977 года родился стотысячный житель города: сын работников автоагрегатного завода Дудиных, названный в честь Димитрова Георгием.

70-е — первая половина 80-х — время становления современного облика Мелекесса. В этот период окончательно сформировались два новых района — Западный и Первомайский. С середины 80-х годов в связи с переносом фабрики имени Клары Цеткин (с 1990 года — фирма «Олимп») расширяются границы Центрального района.

Февраль 1992 года — на основании Закона «О местном самоуправлении» образована администрация города, упразднен исполком городского Совета народных депутатов.

В силу производственного ландшафта каждый район имеет конкретную привязку к предприятию. Так, одной из последних новостроек явилось сооружение чулочно-носочной фабрики, а вместе с ней вырос и новый комфортабельный микрорайон. Как и во всех районах Мелекесса, здесь все «под рукой» — рядом с жилыми домами создана вся необходимая социальная инфраструктура.

Идем дальше. Жилой район АО «Дмитровградхиммаш» живописно расположился по берегам прудов и на лесистом холме. Поблизости с домами постройки 50-60-х выросли современные девятиэтажки, а в старом парке в тени вековых деревьев уютно «прописался» спортивный комплекс. Следом за ним — территория и цеха, радующие взгляд отменной чистотой, обилием клумб и фонтаном. Рядом памятник работникам завода, погибшим в Великую Отечественную войну…

За почти 50 лет трудовой деятельности при непосредственном участии ЗАО МСУ-14 «Гидромонтаж» в городе были введены в эксплуатацию такие объекты, как Димитровградский автоагрегатный завод (ДААЗ) — спутник Волжского автомобильного завода, коврово-суконная фирма АО «Ковротекс», чулочно-носочная фабрика АО «Олимп». Реконструированы и расширены завод «Димитровградхиммаш», в том числе дополнительно построено 21 600 м производственных площадей, льнокомбинат и мелькомбинат.

— Монтажники МСУ-14 приложили руки к сооружению двух мощных атомных электростанций — в Сосновом Бору, под Ленинградом, и на Игналинской АЭС в Литве, — поясняет Владимир Валентинович Бакеев. — Они участвовали в восстановлении таджикского города, разрушенного землетрясением, и в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Работали в узбекском городе Навои на строительстве установок «Фазолон». Что еще?… Горнообогатительный комбинат в Краснознаменске, объекты оборонного назначения в Хакасии и монтаж установки регенерации топлива в Челябинск-40 — все это в послужном списке МСУ-14, его коллектива.

С 1978-го по 1988 год специалисты МСУ-14 возводили Ульяновский авиационно-промышленный комплекс. Его общая производственная площадь — 90 000 квадратных метров. И вот к такому гиганту было проложено 98 600 метров наружных инженерных коммуникаций.

Нынешнее ЗАО МСУ-14 «Гидромонтаж» имеет опыт работы с закордонными фирмами. Если брать непосредственно НИИ ядерных реакторов, то это монтаж камер РФ-1 и РФ-2, предназначенных для рефабрикации и регенерации твэлов, германского производства, и на ректоре БОР-60 установка обратного парогенератора мощностью 30 МВт чешского концерна «Шкода».

Впрочем, отнюдь не только важные промышленные объекты интересуют «Гидромонтаж». Что может принести живые деньги, а значит, сохранить рабочие места, то — его профиль. И один только рынок тут ни при чем. Так было и при Союзе, когда предприятия того же треста, помимо заказов Минсредмаша, искали и находили дополнительные объекты народного хозяйства, которые нуждались в квалифицированных кадрах с техникой.

Вот и МСУ-14 участвовало в строительстве научно-культурного центра НИИ атомных реакторов, стадиона, школ, жилых домов, птицефабрики «Мелекесская», мясокомбината и молочного завода, объектов сельского хозяйства.

Успешно вписавшись в рынок, МСУ-14 работает по заказам предприятий нефтяной, газовой, пищевой промышленности и крупных строительных организаций, а также — как же без этого -принимает участие в реконструкции и ремонте действующих объектов.

Однако не только экономика, но и политические победы в копилке «Гидромонтажа». Так, его руководитель Петр Капитонович Столяров избрался в Ульяновскую городскую Думу III созыва, где стал заместителем председателя местного «парламента» на общественных началах. Уроженец чувашской деревни, начинал он в МСУ-14 с должности начальника участка, затем заместитель главного инженера, заместителя директора… С октября 2004 года — генеральный. Ну а до прихода в «Гидромонтаж» быль слесарем-монтажником, мастером, прорабом. Так и должно быть. И в армии особо ценятся генерала и маршалы, прошедшие все ступеньки командирского бытия.

В Мелекессе обитает примерно 140 тысяч человек. Но это как раз тот особый случай, когда количество обеспечивает качество. Ведь величина и значение города не определяются одним только валовым показателем. Он дорос до больших городов благодаря тому, что здешние люди способны и атомом управлять, и оснащать отечественную «Ладу» современной сервисной начинкой.

Написала — и подумала: как-то все радужно получается. Хотя почему бы и нет? За годы горбачевской перестройки и последующих гайдаровских шоковых реформ эпохи «царя Бориса» мы привыкли к худшему. Даже стереотип выработался такой. И когда что-то хорошо или, по крайней мере, неплохо, мы недоверчиво цокаем язычком.

А что касается ветхого моста с деревянными фермами… Через Мелекесс пролегла автомобильная трасса, связывающая крупнейшие города Поволжья — Самару, Тольятти и Ульяновск. Поток автомашин в последние годы резко возрос. Поэтому было принято решение вынести дорогу за пределы города, и сейчас завершается сооружение нового современного моста через Большой Черемшан.

19 комментариев к «Золото Заравшана»

  1. Этот бред сначала на одном ресурсе лежал, теперь на этом… Я люблю тебя, Заречный!

  2. Писал человек совершенно незнакомый с нашим городом. Про бомжей вообще бредятина — долго смеялся.

  3. Да-а-а… давно такого «остросюжетного» романчика не читала. Статья вся пропитана «желтизной». В общем, по мне все это чушь полнейшая!! Я родилась и выросла в этом замечательном городе!!! Сейчас живу в Литве. Никаких трудностей с выездом, продажей квартиры не было!! А о людях этого города, начиная с высокопоставленных чиновников и заканчивая простыми работниками… все они отличаются лишь тем, что каждый выполняет СВОЮ работу (то, что должен делать каждый!!). А об их человеческих качествах могу сказать лишь только хорошее.

  4. Хотя везде есть разные люди — и в «закрытых» и в остальных городах и странах!! Стена — лишь способ оградить этот небольшой, зеленый, красивый, ухоженный городок от той грязи, которую часто мы наблюдаем в больших городах. Нужно не спорить о том, что открывать или закрывать, а думать и делать все для того, чтобы и остальные города были такими же красивыми и добрыми!!! Расти, мой город детства! Развивайся… радуй своими успехами! Я тебя никогда не забуду!!!

  5. Не забуду тех роз, которые всегда цвели в этом городе, не забуду тех сосен, которые украшают тебя. Не забуду тех прудов, которые умиротворяют тебя. Не забуду тех добрых и веселых людей, с которыми я вместе жила. Не забуду школы №217 (моя первая школа) и №221 и вас, милые и дорогие учителя. Спасибо вам за все!! И спасибо тем, кто беспокоился о нашей безопасности, тогда и сейчас! Спасибо вам, солдаты, офицеры. С праздником вас, Днем Защитника Отечества. Спасибо руководителям города!!! Благодаря вам есть этот город!!! Удачи вам, успеха во всем и побольше улыбок и благодарности от людей! И, если честно, у меня есть такая мечта: когда-нибудь вновь увидеть свой город и с улыбкой пройтись по его таким родным и близким улицам. До встречи… мой любимый город!!!

  6. Всю жизнь проживаю в Заречном… Да, действительно, машина в город заезжала… И было это по халатности охраны. В остальном — это статья человека, который практически не знает город. А хмурые лица в автобусах и бомжи — это полный бред. Такое впечатление, что автор специально собирает совершенно абсурдные сплетни о городе.

  7. Н-да. Случайно наткнулся на эту статью — долго смеялся. Даже друзей обзвонил, чтобы повеселились. Автор либо не был в городе совсем и нахватался сплетен, либо, наоборот, был и, сравнив увиденное со своим местом обитания, написал это от зависти. Понятно, что Заречный не является исключением из славной «семейки» городов ЗАТО. Он как будто создан для того, чтобы вызывать зависть у таких неотесанных деревенщин, каковым, несомненно, является автор: чистый, красивый город, с развитой экономикой, широкими улицами и ухоженными парками, по-московски модными магазинами и более высоким уровнем жизни, чем в среднем по стране.

  8. Больше всего порадовало заявление о невыездных его жителях — видимо, в противопоставление тому, что автор «невъездной». В общем, правильно, таким «товарищам» в городе делать нечего. А у тех, кто в городе живет, никаких проблем с загранпаспортами и визами нет. Были, конечно, в советское время, но тогда они были у всех… Уважаемый автор, хотелось бы знать, что вы прочитали этот комментарий и со злости удавились (только не вздумайте топиться, все равно всплывете)!

  9. Да, бред про город, конечно, знатный. Бетонный забор в три метра вокруг всего города, бомжи, съевшие всех собак. Вася Пупкин, теперь — о УЖАС!!! — ставший невыездным!!! А началось-то все вот с «впечатления» бывшей жительницы города со встречи выпускников класса. Производят впечатление самогипноза: «я счастлива, что вырвалась отсюда… я очень счастлива… я ни о чем не жалею…» Потом уже эту статью слегка подредактировали и растиражировали.

  10. Вот это бред!!!! 24 года прожил в Заречном, может, я ничего не знал, не видел… бред 100%. Немного скучно, но лишь от того, что мало развлекательных заведений, но есть Пенза! Вход-выход «открыт» (для зареченцев), пропуска — формальность, люди нормальные:

  11. Самое главное, что таких городов — один на миллион! И люди гордятся тем, что живут здесь! Нигде не бывает 100-процентного удовлетворения, где бы ты ни жил, но суть в том, что здесь хочется жить и воспитывать своих детей! Это лучший город в мире! А по поводу статьи, это просто восприятие левого человека, который никогда не был здесь, а просто слышал от кого-то что-то. Не стоит воспринимать это всерьёз.

  12. Родился и вырос в Пензе-19. Один из красивейших городов, не своей архитектурой, конечно, а банальным отсутствием грязи на улицах и сосновым лесом, который почти не вырубался при застройке. Тем, кто не жил в закрытых городах, не понять. А мне просто нравится иногда приезжать в город и гулять ночью по пустым улицам. В таком городе не страшно воспитывать детей, в таком городе вообще ничего не страшно.

  13. Если все-таки столько патриотов нашего города — значит, что-то в этом есть. Провести детство в наши светлые социалистические времена в нашем городе было действительно счастье. Мне всегда, даже в детстве, хотелось уехать далеко-далеко. Все сбылось, и все-таки мысленно, и не только, навещаю родителей, возвращаясь сюда. Как и во всей стране, проблемы те же. Богатство и крайняя бедность. И камни разрушаются — те, что в парке. Дороги из бетонных плит. И как-то понимаешь, что стареешь. Не знаю, хоть когда-то мне и было душно от скуки маленького города, где все друг друга знают, со временем понимаешь, что сутолока больших городов ничуть не лучше.

  14. А статья, конечно, липа полная. Ну, не открывают — и что теперь. Жаль, что не могу мужа привезти — он иностранец. А для людей — просто спокойней. Хотя, если откроют, — то тоже ничего не произойдет. Пишите, кто живет в Германии из Заречного?

  15. Живу и учусь в Заречном, статья полный бред. Ее, наверное, писал какой-нибудь пензенский, который очень завидует, что он живет не в Заречном, а в Пензе, а попасть у него в Заречный не получается. Вот он и бесится.

  16. мне повезло по жизни с 1961г ло 2000г учавствовал в строительстве заводов игрупповых водоводов на моих глазах вырос г степногорск награждён о ленина работал эл сварщиком а так же командировки юрга лаэс игналина ангарск саянск табошары эти работы вёл наш трест гидромонтаж селятино всегда помню пя3707 пя20 и мсу 29 коллектив и руководителей которые упомянуты в статье большое спасибо михаил як …

Обсуждение закрыто.