Золото Заравшана

СОЛЬ ЗИМЫ (Зиминский химический завод)

Что же может быть общего между нужной людям поваренной солью и станцией с морозно-снежным названием, химическим комбинатом и буровиками? Тем не менее, в трудовой летописи треста «Гидромонтаж» странное, на первый взгляд, сочетание имело место. Существует исторический анекдот о том, что императрица Екатерина II любила поражать гостей-иностранцев, приказывая подавать к столу ароматную розово-фиолетовую соль, приправу с уникальным вкусом. Впоследствии выяснилось, что причиной столь необычной окраски и запаха чаще всего являются микроорганизмы — галофилы. Сейчас такую «красоту» в пищу не употребляют: мы пользуемся обычным хлоридом натрия, или, попросту говоря, поваренной солью.

В Малороссии поставками соли занимались специальные люди — чумаки. За дефицитным продуктом им приходилось ехать на волах через казачьи земли к Днепровскому лиману. Другой чумацкий путь вел к Бахмуту и Ростову. При Екатерине на Волге начались разработки соли на озере Эльтон, которое расположено на Прикаспийской низменности; оно быстро завоевало славу «всероссийской солонки». Торговлю взяли в свои руки казаки из Малороссии, основавшие Слободу Покровскую, разросшуюся затем до размеров города — Покровска (в советское время и сейчас, (несмотря на произошедшие в стране кардинальные изменения, по-прежнему город Энгельс). Помимо упомянутого пресного водоема, природные источники NaCI или растворены в морской воде, или образуют под землей «каменные» залежи, столь необходимые, как выяснили ученые, для развития хлорной химии. Ее отраслевые предприятия тяготеют к территориям, располагающим крупными запасами поваренной соли в сочетании с углеводородным сырьем. Надо только подыскать подходящее место. Подыскали. Как установили специалисты, такая земля — Иркутская область, она и есть тот благоприятный район, где можно наладить мощное химическое производство. Кстати, еще в 1669 году на базе соляных промыслов возникло село Усолье, положившее начало одноименному городу (с 1940 года — Усолье-Сибирское). Ныне здесь действует крупнейший в России солевакуумный завод.

Планы проектных институтов вовсю гарантировали солевую продукцию в больших объемах, разумеется, при полном развитии будущего комбината: он должен был выпускать более 200 тысяч тонн каустической соды, более 400 тысяч тонн хлора электролитического и свыше 500 тысяч тонн винилхлорида. Все вышесказанное послужило основанием для начала масштабного строительства в Иркутской области в 1968 году Зиминского химического завода.

Крупнейшее в стране предприятие по производству поливинилхлорида (ПВХ) возводили на компенсационной основе, с размахом, используя «на всю катушку» технологии и оборудование ведущих фирм Германии, США и Англии. ПВХ был необходим стране как воздух. Если в двух словах, то активное практическое применение этого полимера началось сравнительно недавно, с середины XX века, так как «чистый продукт» обладал многими недостатками: при комнатной температуре хрупок и неэластичен; его трудно растворить или расплавить.

Все это сильно затрудняло обработку, но в 30-х годах нашлись стабилизаторы, увеличивающие его стойкость к действию тепла и света. Новый материал, пластифицированный ПВХ, получил широкое распространение, вытеснив менее стойкую резину. Сейчас из него делают изоляцию для электрических проводов, дождевые плащи, игрушки, паркетные плитки, один из видов искусственной кожи и другие предметы повседневного обихода.

В прологе этой истории возникла потребность в «водном» обеспечении будущего индустриального гиганта. Для этого решено было соорудить водозабор на озере Шехолай, чтобы «дотянуть» воду до строительной площадки. Минсредмаш взмахнул «волшебной палочкой» — и близ станций с морозным названием Зима появились гидростроители треста, а потом и буровики.

Развитие Зимы — крупного населенного пункта на левом берегу Оки (не путать с одноименной рекой в европейской России) и одноименной станции Восточно-Сибирской железной дороги — замедлилось в связи с возведением химкомбината и заложенного в 15 километрах от предприятия Саянска — последней комсомольской ударной стройки на территории бывшего ханства Кучума.

Что было характерно практически для всех объектов Минсредмаша СССР, так это предельно жесткие сроки сооружения объектов. Вот и задачи зиминской площадки поставили, как всегда, в график министерского «курьерского поезда». Только успевай! Впрочем, приоритет — рассолопромыслу, комбинату, а уж потом — строящемуся городу.

Руководство треста, понимая важность правительственного задания, отдало бурение скважин «под начало» начальника 6-го участка МСУ-24 Василия Евстафьевича Вергуна, главного инженера А.О. Новосада и одного из лучших «молодых мастеров» С.В. Кретова. С 1975-го по 1978 год были пройдены около 5000 метров. На каждую скважину, согласно плану, отводилось восемь месяцев плюс полгода на размыв перед вводом в эксплуатацию. Затем соляной раствор с глубины полтора километра подавался на объекты производства хлора.

10 июля 1976 года «Приокская правда» в репортажном отчете с графоманским пафосом сообщала об успешной работе буровиков «Гидромонтажа». Хотела привести его целиком, но воздержалась. По отзыву одного из ветеранов, «глупость несусветная». Одна фраза о том, что «турбобур вонзился в сердце земли», позволяет составить представление о стиле материала. При чем тут сердце? И если в него что-то вонзить, то оно… просто остановится. Но чтобы все-таки иметь представление о работе на этом интересном объекте, выборочно приведу некоторые куски из газетной публикации.

«…Проходка достигла 1400-метровой отметки. Сергей Кретов следит монотонным вращением ротора турбины с зажатой трубой. Сюда, с 20-метровой высоты, под различным давлением закачивается в многометровую колонну подземных труб вода для размыва соляных пластов»

И еще одна цитата: «Работы на буровой ведутся круглосуточно, по скользящему графику. За сутки буровики проходят 20-30 метров, а бывает, и больше. Все зависит от твердости породы. А затем на каждом определенном отрезке производится спуск технологических колонн.

Буровиков называют королями стройки. Иногда приходится, оседлав железную перекладину, зависать над землей: и впрямь на фоне вышки буровик смотрится королем. Королем на железном троне. Но дело не в картинке. Буровики делают работу виртуозную.

И к ночи на строительной площадке хозяевами остаются буровики. Прожекторы на вышках превращают ночную степь в вечерний столичный проспект. Так, буровая вышка, управляемая людьми, работает без передышки и днем, и ночью. После рабочего дня, к вечеру, в блокнот попадают только фамилии буровиков. Но вернее было бы прибавить к ним поименно всех, кто завтра утром придет сюда возводить индустриальный гигант — Зиминский химический завод».

На самом деле все было не так гладко, как представлялось заезжим журналистам, — впрочем, писать об этом без санкции «свыше» не рекомендовалось. Я убедилась в этом, изучив архивные материалы. Так, на втором году монтажных работ (на 103-м корпусе химического завода) руководство в Селятино подводило некоторые итоги. Вот цитата из трестовской газеты «Производственник»: «В целом по корпусу из 435 единиц оборудования смонтировано 236. Технологических трубопроводов смонтировано 11,62 км из 21, вентиляции -1655 м.кб. из 4053 м.кб.

Темпы работ все время сдерживались и сдерживаются по не зависящим от нас причинам. Так, в осях 31-48 до сих пор не сданы помещения и фундаменты под монтаж оборудования. В полном объеме не сданы под монтаж вентиляционные камеры. Зимой из-за отрицательных температур не монтировалось гуммированное оборудование и трубопроводы. До июня 1977 года полностью отсутствовали гуммированные фасонные части и более 2000 метров труб диаметром от 800 до 50 мм.

Несмотря на многие причины, сдерживающие монтажные работы, можно сказать, что все организационные вопросы были решены своевременно. Большую помощь оказали все службы треста и МСУ-28. Весомую помощь оказали тт. Е.П. Назаров, А.С. Кирный, Р.А. Ковалевская. Хорошо потрудились линейные работники — прораб Г.В. Ковальчук, бригадиры В.А. Самойлов, В.В. Кабаков.

В настоящее время нам предстоит выполнить все работы, связанные с обеспечением теплом корпуса 103 к началу отопительного сезона, сдать под химзащиту емкостное оборудование, смонтировать и сдать под подливку 100% оборудования».

Заканчивался материал обнадеживающе: коллектив рабочих и ИТР, занятых на монтаже пресловутого корпуса, мол, имеет все возможности «успешно справиться с предстоящими задачами». Несмотря на причины, задерживавшие монтажный процесс, поставленные перед коллективом задачи были выполнены качественно и в срок. Газета «Производственник» писала: «На строительстве Зиминского химического завода поставлены под нагрузку первые электролизеры хлорного производства мощностью сто тысяч тонн жидкого хлора в год, двести тысяч тонн каустической соды. Ровно через пять минут после пуска оборудования на контрольном редукторе для отбора проб был отмечен газ — хлор. Зиминский хлор! С этого момента началось промышленное освоение богатейшего Зиминского месторождения каменной соли».

Одновременно со строительством Зиминского рассолопромысла специалисты МСУ-24 бурили скважины для добычи соли на Усольском заводе (начальник участка — В.Н. Пашко, главный инженер — В.В. Гапчуков) и хлорном заводе Братского АПК (начальники участка В.А. Шерстеникин и В.К. Кравцов).

Упомянутое в газете МСУ-28, на долю которого выпадало более 1/5 общего объема доходов «Гидромонтажа», в тот период являлось самым крупным в тресте. В него входило от восьми до десяти подразделений в разных областях страны. Владилен Андреевич Светиков, в прошлом — главный инженер этого управления, пояснил, что 3-й участок вел в г. Зиме работы по строительству наружных коммуникаций и монтажу технологического оборудования заводского цеха №3, а также нового города — Саянска.

Если рассматривать подробную карту Иркутской области, бросается в глаза обилие однотонных зеленых пространств, нарушенных лишь тонкими голубыми нитками рек. Так изображены огромные неосвоенные массивы сибирской тайги. Обжитыми можно считать лишь Присаянье, где живет большинство населения и сосредоточены основные предприятия. Именно здесь находятся семь главным промышленных центров региона: Ангарск, Братск, Зима, Иркутск, Красноярск, Черемхово и Шелехов — и на трех из них трудились работники треста «Гидромонтаж».

Несколько городов в окрестностях Красноярска долгое время оставались полностью закрытыми и только недавно появились на географических картах. Один из них — Железногорск, он же бывший Красноярск-26. В этом городе, в скале на правом берегу Енисея, был создан подземный завод, снабжавший страну оружейным плутонием, а также выпускавший космические спутники разного назначения. В Зеленогорске (бывший Красноярск-45) расположен завод по обогащению урана. В поселке Подгорный (бывший Красноярк-35) не так давно собирали и испытывали ракеты…

Строительство в 60-70-е годы Братской и Усть-Илимской ГЭС позволило использовать мощные ресурсы Ангары и сформировать единый промышленный комплекс. Ударными темпами были сооружены Братский алюминиевый завод и лесопромышленный комбинат. В районе Железногорска действует горно-обогатительный гигант на местном сырье. В поселке Вихоревка, недалеко от Братска, добывают урановую руду.

Из других крупных промышленных объектов региона следует упомянуть Иркутский авиационный и Шелеховский алюминиевый заводы, а также предприятия по обогащению урана и переработке нефти в Ангарске — это еще два адреса в саянской биографии треста «Гидромонтаж».

Наша справка

1968 год — начало строительства Зиминского химического комбината, в последующем ставшего ОАО «Саянскхимпром», а с 2001 года — ОАО «Саянскхимпласт».

22 апреля 1970 года — в 15 километрах от предприятия закладывается первый фундамент под жилье для работников комбината и строительных организаций.

2 ноября 1979 года — под нагрузку поставлены первые электролизеры крупнейшего на востоке СССР химического предприятия. Получена первая продукция хлорного производства соды мощностью 160 тысяч тонн.

1982 год — пуск производства винилхлорида мощностью 270 тысяч тонн на оборудовании компании «УДЕ» (Германия).

6 июня 1983 года — получены первые тонны суспензионного поливинилхлорида. Мощность производства ПВХ составила 250 тысяч тонн.

1985 год — Зиминский химзавод первым в СССР начинает поставки ПВХ на экспорт.

15 августа 1985 года — Саянску присвоен статус города. На сегодняшний день в нем проживает почти 47 тысяч человек.

1987 год — ПВХ, производимый на предприятии, первым в Советском Союзе проходит аттестацию на Государственный знак качества и признается отечественным аналогом для других производителей данной продукции. В этом же году строится установка для производства отбеливающего средства «Белизна» мощностью до 10 миллионов бутылок в год.

1988 год — Зиминский химзавод переименован в Саянское производственное объединение «Химпром» в составе трех заводов: «Полимер», «Каустик» и Ремонтно-механический.

1991 год — строится установка для производства линолеума мощностью 1,5 миллиона квадратных метров в год.

1998 год — сооружается установка для производства кабельного пластиката мощностью 14 000 тонн в год. Ведутся работы по созданию новых установок для переработки ПВХ в готовые изделия.

1998-2000 годы — целенаправленно ведется работа по реализации программы социального развития. Финансируется строительство Благовещенского храма в Саянске, оказывается помощь различным общественным фондам, ветеранам труда и войны.

2002 год — начат промышленный выпуск обувных пластикатов. Освоен выпуск новой марки ПВХ-С — 5868 ПЖ.

2003 год — ОАО «Саянскхимпласт» приступил к конверсии ртутного электролиза хлора на мембранную технологию. Начаты строительно-монтажные работы по проекту реконструкции холодильно-компрессорного отделения производства ВХ. Реализуется проект производства профильно-погонажных изделий из ПВХ.

2004 год — на «Саянскхимпласте» принята концепция развития компании на среднесрочную и долгосрочную перспективу, разработанная специалистами ведущих отраслевых, академических и проектных институтов.

19 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.