Золото Заравшана

ЛЮБИМЫЙ ГОРОД (Пенза-19)

Каждому в России знакомо имя столицы нашей родины — Москвы. Однако еще несколько лет назад лишь немногие посвященные люди знали, что в нескольких сотнях километров от стольного града находится загадочный населенный пункт с названием… Москва-2. Это был секретный центр по разработке ядерного оружия, и таких «закрытых городов» в стране существует очень много.

Закрытые города всегда считались элитарными, находились в привилегированном положении. Их отличал и отличает высокий уровень благоустройства, развитость сферы обслуживания. Секретность вынуждала номерные города отгораживаться, причем в буквальном смысле, от непосредственного окружения. Тем самым они лишались одного из фундаментальных свойств истинного города — быть центром своего района. В результате, располагая высококвалифицированными строителями, атом- и химграды не принимали участия в развитии района; имея огромный интеллектуальный потенциал, они не становились центрами культуры и образования.

Однако были и исключения, среди них — город Заречный, он же Пенза-19. Место, где на протяжении многих дет труженики подмосковного треста «Гидромонтаж» не только вели промышленное и жилищное строительство на объектах Минсредмаша СССР, но и внесли большой вклад в экономическое развитие области.

Из центра Пензы до секретного города ехать не больше получаса: пятнадцать минут по пензенским окраинам, пятнадцать — по сосновому лесу. Для того чтобы попасть в 65-тысячный город Заречный (бывшая Пенза-19), нужно сесть в «правильный» автобус без номера. Остановка располагается за парком, где не ездит другой транспорт и мало кто ходит. Зареченцев домой отвозят разноцветные импортные автобусы по отличной асфальтовой дороге.

20 июля 1954 года вышло постановление правительства СССР о сооружении Пензенского приборостроительного завода для производства элементов атомного оружия (директор — М.В. Проценко). На строительство объекта со всей инфраструктурой ушел не один год.

— В Заречном наше МСУ-66 участвовало в строительстве приборного завода, — рассказывает ветеран треста Петр Григорьевич Рудаков. — Как сейчас помню, был сентябрь 1963 года. Неожиданно я был вызван из Красноярска в трест, где мне сообщили о назначении в Пензу главным инженером п/я 4. Вместе со мной выехали Николай Тихонович Логвин, Николай Николаевич Дровида, Павел Васильевич Кропотов, Сафрон Иванович Решетов, Александр Васильевич Генералов и Владимир Егорович Прилепский. Предприятие п/я 4 в основном вело сантехнические работы на промышленных объектах и в жилом секторе. Монтировало системы вентиляции, небольшие котельные типа «Энергия» и «Универсал», компрессорные станции, трубопроводы и канализации. В производственных корпусах завода установку станков и технологического оборудования выполнял сам заказчик.

За период 1963-1965 годов на пензенской площадке работниками треста «Гидромонтаж» были построены хлебозавод, холодильник на 1500 тонн, водопроводные очистительные сооружения на 29 000 м. кб. в сутки. Помимо Заречного, работы вели и за его пределами. Так что, как мы видим, строители секретных объектов закрытого города использовались в интересах всей области, что не очень укладывается в схему: номерной город — вещь в себе.

Наша справка

Заречный расположен в 12 километрах от Пензы. Возведение города и завода было начато на основании Постановления Совета министров Союза ССР от 20 июля. 1954 года «О строительстве завода». Постановлением правительства от 3 марта 1962 года №223-107 на территории Пензенской области была создана закрытая зона Пенза-19.

Основное предприятие — ПО «Старт» — одно из крупнейших объединений Минатома России. В его состав входят: Пензенский приборостроительный завод (г. Заречный), Кузнецкий машиностроительный завод, несколько филиалов и дочерних предприятий. ППЗ — головное предприятие объединения — специализируется на выпуске сложных наукоемких, электромеханических, электронных, радиотехнических и других приборов и систем высокого класса точности и надежности.

Научно-исследовательский и конструкторский институт радиоэлектронной техники (НИКИ РЭТ) — ведущее предприятие России, специализирующееся на разработке и выпуске технических средств охраны различного назначения. С января 92-го город Пенза-19 вновь называется Заречный (решение Малого Совета от 29 декабря 1991 года №31).

В Заречном предприятие п/я 4 имело три участка. Промышленным строительством занимался Вячеслав Сергеевич Гурьянов, жильем «заведовал» Дмитрий Дмитриевич Кузнецов. На объектах в Пензенской области и заводе медицинских препаратов работы вел Владимир Егорович Прилепский. Кстати, вскоре после приезда группы Рудакова начальником почтового ящика был назначен А.Н. Сперанский.

— Наибольший интерес в то время, — продолжает рассказ Петр Григорьевич, — представляло строительство газопровода из труб d=200 мм от Арабеково до города Заречного протяженностью 24 километра, с переходами через реку Сура, и двух железнодорожных веток: одной на Саранск, другой на Кузнецк. Работы на площадке периодически то затухали, то вновь возобновлялись. Поэтому уже с 1968 года многих ИТР перевели на другие предприятия, а некоторые уволились и уехали на другие стройки.

Позднее специалисты МСУ-66 выполняли большие работы на ГПЗ-24 — заводе приборных подшипников, занимались реконструкцией гражданского (не военного!) аэропорта Пензы, укладывали трубопровод d=1200 мм от Пензенского моря до очистных сооружений в Тереньтевке.

Также в послужном списке МСУ-66 значится мощный канализационный коллектор из железобетонных труб d=1200 мм от деревни Сосновка до городских очистных сооружений с переходом через железную дорогу на Кузнецк и реку Сура. Большой фронт работ был выполнен на Панкратовской свинофабрике, птицефабрике в поселке Кажеватово, на Константиновском агропромышленном комплексе и местном птицезаводе. Но эти работы велись, когда коллективом монтажников МСУ-66 руководили Вячеслав Сергеевич Гурьянов, Виктор Иванович Черных, а затем Владимир Сергеевич Казанский.

Чтобы избежать невольных ошибок, П.Г. Рудаков открывает свои записи:

— Мне хочется отметить слаженную работу, которую демонстрировала бригада Алексея Алексеевича Сорокина, награжденного орденом «Знак Почета». Теплых слов заслуживают бригады Анатолия Васильевича Телюшева, Юрия Ивановича Ракитина, Василия Ивановича Харькова и Анатолия Дмитриевича Тагильцева…

Петр Григорьевич откладывает бумагу в сторону и после паузы продолжает:

— Отличные специалисты, да и люди какие… В ноябре 65-го при очередном спаде работ на предприятиях ППЗ многие инженерно-технические работники были переведены на другие объекты. А.А. Сперанского перевели в МСУ-25 в Кызылкумы, а я получил назначение на должность заместителя главного инженера — в Степогорск.

Его рассказ, словно эстафету олимпийского огня, подхватывает ветеран треста «Гидромонтаж» Иван Степанович Петрусенко, работавший в Заречном позднее:

— В ноябре 1973 года меня перевели в Пензу-19. Там наш трест был представлен МСУ-66. Начальники — Вячеслав Сергеевич Гурьянов, а затем Виктор Иванович Черных. В этом прекрасном городе и дружном коллективе МСУ-66 мне посчастливилось проработать девять лет, до 1982 года. Мы строили город. Возводили объекты ППЗ и завода Медпрепаратов, объекты ГПЗ-24 и многое другое. А главное, в памяти остались воспоминания о хороших людях. Это Владислав Дементьевич Орлов — заместитель начальника управления, начальники участков: Владимир Александрович Смирнов, Николай Алексеевич Рудник, а также опытные бригадиры слесарей-сантехников — Николай Алексеевич Сорокин, Анатолий Дмитриевич Тагильцев и другие товарищи.

Я долго думала, чем закончить воспоминания ветеранов треста — тех, кто строил Заречный, пока не обнаружила в международной паутине статью некоего Антона Николаева, расписавшего Пензу-19 в самом неприглядном свете.

«Заречный обнесен трехметровой бетонной стеной, поверху пущена колючая проволока, — хмуро повествует автор. — За стеной свежевспаханная защитная полоса и угрюмые автоматчики с собаками. Дальше еще одна бетонная стена. Попадают в город по номерным пропускам с фотографиями, которые предъявляют при входе и выходе. Пропуска выдают всем жителям города в четырнадцатилетнем возрасте после инструктажа, который проводят люди в штатском в кабинетах с большими плакатами про невидимых врагов на стенах».

Антон Николаев повествует: «До 1994 года, пока города не было на картах, жителям говорить о нем строго-настрого запрещалось. Девушек инструктировали: если юноша хочет вас проводить до дома, — отказывайтесь; если спрашивает, где живете — отвечайте: в деревне недалеко от Пензы, добираюсь на попутках. Закрытый город сохранил тяжелый дух советского времени: серые пятиэтажки, на улицах ни одного рекламного плаката. В автобусы заходить не хочется, — люди напряженно молчат. Видно, не могут забыть плакаты из кабинета особиста, через который в свое время прошли».

И далее все в том же духе.

Заканчивается статья так: «…Скудных радостей людям хватает, чтобы держаться за «закрытость». Многие убеждены, что если стена исчезнет, то исчезнут и социальные гарантии. Кроме того, после долгой изоляции многие просто боятся внешнего мира. Конец режимности воспринимается как конец света. Девушка вполне вменяемого вида на остановке автобуса рассказала мне, что в заброшенных домах кое-где живут городские бомжи. Они едят городских собак. Люди часто находят там собачьи лапки и ошейники. Но это свои, городские бомжи. А что если город откроют! Съедутся чужие бомжи со всей Пензенской области, и страшно представить, что будут делать они. Другая девушка сказала мне: «Город перестанет получать от государства деньги, и на всех улицах погаснут фонари»».

19 комментариев к «Золото Заравшана»

  1. Этот бред сначала на одном ресурсе лежал, теперь на этом… Я люблю тебя, Заречный!

  2. Писал человек совершенно незнакомый с нашим городом. Про бомжей вообще бредятина — долго смеялся.

  3. Да-а-а… давно такого «остросюжетного» романчика не читала. Статья вся пропитана «желтизной». В общем, по мне все это чушь полнейшая!! Я родилась и выросла в этом замечательном городе!!! Сейчас живу в Литве. Никаких трудностей с выездом, продажей квартиры не было!! А о людях этого города, начиная с высокопоставленных чиновников и заканчивая простыми работниками… все они отличаются лишь тем, что каждый выполняет СВОЮ работу (то, что должен делать каждый!!). А об их человеческих качествах могу сказать лишь только хорошее.

  4. Хотя везде есть разные люди — и в «закрытых» и в остальных городах и странах!! Стена — лишь способ оградить этот небольшой, зеленый, красивый, ухоженный городок от той грязи, которую часто мы наблюдаем в больших городах. Нужно не спорить о том, что открывать или закрывать, а думать и делать все для того, чтобы и остальные города были такими же красивыми и добрыми!!! Расти, мой город детства! Развивайся… радуй своими успехами! Я тебя никогда не забуду!!!

  5. Не забуду тех роз, которые всегда цвели в этом городе, не забуду тех сосен, которые украшают тебя. Не забуду тех прудов, которые умиротворяют тебя. Не забуду тех добрых и веселых людей, с которыми я вместе жила. Не забуду школы №217 (моя первая школа) и №221 и вас, милые и дорогие учителя. Спасибо вам за все!! И спасибо тем, кто беспокоился о нашей безопасности, тогда и сейчас! Спасибо вам, солдаты, офицеры. С праздником вас, Днем Защитника Отечества. Спасибо руководителям города!!! Благодаря вам есть этот город!!! Удачи вам, успеха во всем и побольше улыбок и благодарности от людей! И, если честно, у меня есть такая мечта: когда-нибудь вновь увидеть свой город и с улыбкой пройтись по его таким родным и близким улицам. До встречи… мой любимый город!!!

  6. Всю жизнь проживаю в Заречном… Да, действительно, машина в город заезжала… И было это по халатности охраны. В остальном — это статья человека, который практически не знает город. А хмурые лица в автобусах и бомжи — это полный бред. Такое впечатление, что автор специально собирает совершенно абсурдные сплетни о городе.

  7. Н-да. Случайно наткнулся на эту статью — долго смеялся. Даже друзей обзвонил, чтобы повеселились. Автор либо не был в городе совсем и нахватался сплетен, либо, наоборот, был и, сравнив увиденное со своим местом обитания, написал это от зависти. Понятно, что Заречный не является исключением из славной «семейки» городов ЗАТО. Он как будто создан для того, чтобы вызывать зависть у таких неотесанных деревенщин, каковым, несомненно, является автор: чистый, красивый город, с развитой экономикой, широкими улицами и ухоженными парками, по-московски модными магазинами и более высоким уровнем жизни, чем в среднем по стране.

  8. Больше всего порадовало заявление о невыездных его жителях — видимо, в противопоставление тому, что автор «невъездной». В общем, правильно, таким «товарищам» в городе делать нечего. А у тех, кто в городе живет, никаких проблем с загранпаспортами и визами нет. Были, конечно, в советское время, но тогда они были у всех… Уважаемый автор, хотелось бы знать, что вы прочитали этот комментарий и со злости удавились (только не вздумайте топиться, все равно всплывете)!

  9. Да, бред про город, конечно, знатный. Бетонный забор в три метра вокруг всего города, бомжи, съевшие всех собак. Вася Пупкин, теперь — о УЖАС!!! — ставший невыездным!!! А началось-то все вот с «впечатления» бывшей жительницы города со встречи выпускников класса. Производят впечатление самогипноза: «я счастлива, что вырвалась отсюда… я очень счастлива… я ни о чем не жалею…» Потом уже эту статью слегка подредактировали и растиражировали.

  10. Вот это бред!!!! 24 года прожил в Заречном, может, я ничего не знал, не видел… бред 100%. Немного скучно, но лишь от того, что мало развлекательных заведений, но есть Пенза! Вход-выход «открыт» (для зареченцев), пропуска — формальность, люди нормальные:

  11. Самое главное, что таких городов — один на миллион! И люди гордятся тем, что живут здесь! Нигде не бывает 100-процентного удовлетворения, где бы ты ни жил, но суть в том, что здесь хочется жить и воспитывать своих детей! Это лучший город в мире! А по поводу статьи, это просто восприятие левого человека, который никогда не был здесь, а просто слышал от кого-то что-то. Не стоит воспринимать это всерьёз.

  12. Родился и вырос в Пензе-19. Один из красивейших городов, не своей архитектурой, конечно, а банальным отсутствием грязи на улицах и сосновым лесом, который почти не вырубался при застройке. Тем, кто не жил в закрытых городах, не понять. А мне просто нравится иногда приезжать в город и гулять ночью по пустым улицам. В таком городе не страшно воспитывать детей, в таком городе вообще ничего не страшно.

  13. Если все-таки столько патриотов нашего города — значит, что-то в этом есть. Провести детство в наши светлые социалистические времена в нашем городе было действительно счастье. Мне всегда, даже в детстве, хотелось уехать далеко-далеко. Все сбылось, и все-таки мысленно, и не только, навещаю родителей, возвращаясь сюда. Как и во всей стране, проблемы те же. Богатство и крайняя бедность. И камни разрушаются — те, что в парке. Дороги из бетонных плит. И как-то понимаешь, что стареешь. Не знаю, хоть когда-то мне и было душно от скуки маленького города, где все друг друга знают, со временем понимаешь, что сутолока больших городов ничуть не лучше.

  14. А статья, конечно, липа полная. Ну, не открывают — и что теперь. Жаль, что не могу мужа привезти — он иностранец. А для людей — просто спокойней. Хотя, если откроют, — то тоже ничего не произойдет. Пишите, кто живет в Германии из Заречного?

  15. Живу и учусь в Заречном, статья полный бред. Ее, наверное, писал какой-нибудь пензенский, который очень завидует, что он живет не в Заречном, а в Пензе, а попасть у него в Заречный не получается. Вот он и бесится.

  16. мне повезло по жизни с 1961г ло 2000г учавствовал в строительстве заводов игрупповых водоводов на моих глазах вырос г степногорск награждён о ленина работал эл сварщиком а так же командировки юрга лаэс игналина ангарск саянск табошары эти работы вёл наш трест гидромонтаж селятино всегда помню пя3707 пя20 и мсу 29 коллектив и руководителей которые упомянуты в статье большое спасибо михаил як …

Обсуждение закрыто.