Золото Заравшана

ЖАЖДОЮ ТОМИМ (Свердловск-44)

Умные головы давно уже поняли, что главные стратегические запасы — вода и земля. Естественно, чистая вода и чистая земля, не оскверненные отходами деятельности индустриальной цивилизации. Вокруг них и развернется в XXI веке основная борьба. И в этом отношении Россия — чтобы нам ни говорили экологи, — представляет собой огромный лакомый кусок.

Вода… она нужна всем. Самые большие водохлебы — это крупные города, которые так и распирает от возрастающих потребностей. Тут родничком да деревенским колодцем не обойдешься. И чтобы утолить их неуемную жажду, требуется огромная инфраструктура.

В 1975-1976 годах создалась напряженная обстановка с водоснабжением Свердловска и Новоуральска. Причина — малое количество осадков и снега, что привело к падению уровня воды в Таватуйском озере. Росло напряжение, люди глухо выражали недовольство сложившейся ситуацией. Под ударом оказалась промышленность одного из крупнейших центров машиностроения, черной металлургии, химической, фармацевтической и легкой промышленности.

В этом месте нужно сделать небольшое отступление. Если город, названной в честь императрицы Екатерины, не нуждается в представлении, то Новоуральск — «темная лошадка». Между тем именно в Свердловске-44 в 1957 году был разработан центробежный способ разделения изотопов урана, необходимый для создания «начинки» ядерных бомб. На Западе до сих пор применяется более энергоемкая и менее экономичная, так называемая диффузная технология. После того как в Свердловске-44 отработали новый способ, его распространили еще на три завода — в Красноярск-26, Ангарск и Томск-7. Так что нехватка воды в Новоуральске, помимо социального аспекта, имела и четко выраженный военно-стратегический характер.

Наша справка

Новоуральск — город областного подчинения в Свердловской области, расположен в 67 километрах к северу от Екатеринбурга, в верховьях реки Нейвы, на берегу Верх-Нейвинского пруда. Первый поселок, получивший название Верх-Нейвинск-2, возник в феврале 1941 года при строительстве завода легких сплавов. С 1943-го по 1945 год здесь располагался эвакуированный авиационный завод.

7 декабря 1945 года решением правительства создается комбинат №813. Директором назначается А.И. Чурин, научным руководителем — И. К. Кикоин, главным конструктором — И.Н. Вознесенский. Будущий Свердловск-44 становится одним из первых центров атомной промышленности на Среднем Урале. Ведущая роль в его развитии принадлежит Уральскому электрохимическому комбинату (УЭХК) и Уральскому автомоторному заводу (УАМЗ/.

17 марта 1954 года Указом Президиума Верховного совета РСФСР безымянный населенный пункт получил статус города и название — Новоуральск, которое открыто не использовалось. Почти 40 лет он жил под «номерным» именем Свердловск-44. Только 4 января 1994 года распоряжением Совета министров России название города стало открытым.

Ныне в городе имеется мощная строительная база, работают швейная фабрика, заводы: мясоперерабатывающий, молочный, хлебопекарный и безалкогольных напитков. Функционирует Отраслевой научно-промышленный комплекс. Население — 91 тысяча человек (на январь 1996 года).

В самом начале грозового 41-го года перед Наркоматом авиационной промышленности была поставлена задача: увеличить производство боевых самолетов. Для их строительства требовались легкие сплавы. Началось возведение трех заводов по переплавке лома легких металлов. В феврале один из них — завод №484 — начали строить на Среднем Урале близ поселка Верх-Нейвинск. С него, собственно, и начинается история города Новоуральска.

Завод ставили заключенные, военные строители, рабочие по оргнабору, эвакуированные, беженцы из прифронтовой полосы и местные жители. Народ подобрался по большей части случайный. Вольнонаемных подселяли в дома жителей Верх-Нейвинска. Подневольные, те ютились в бараках. Эвакуированные из Подмосковья соорудили себе «фанерный» поселок около Уральской горы (его еще называли «зеленым»). Стены обшивались с двух сторон фанерой и засыпались опилками. Домики размером 10×10 метров были разделены на 4 комнаты, и жили в них по четыре семьи.

В 1943 году были практически готовы корпуса. Но вот беда: завод проектировали под германское оборудование, а оно из Рейха не поступило. По этой причине пуск предприятия не состоялся. Весной 44-го на стройплощадки 484-го завода из города Березовска Свердловской области был перебазирован завод №261 по выпуску шасси к самолетам. 484-й объединили с Березовским. Объединенный завод получил наименование Государственный союзный завод №261 Наркомата авиационной промышленности. 1 декабря 1945 года он был передан в Первое Главное управление при Совете министров Союза ССР. На его базе решили создать совершенно новый завод — комбинат №813. В июне 1949 года он выдал первую продукцию — 75% изотопа U-235. Пробная же партия высокообогащенного урана была получена в конце 1948 года.

Уральский электрохимический комбинат — самое старое и самое большое предприятие по производству обогащенного урана. Предприятие по разделению изотопов «прописали» возле Верх-Нейвинска для того, чтобы воспользоваться преимуществом имеющихся поблизости железнодорожных путей, линий электропередач и двух больших искусственных озер (Демидовские Пруды) для обеспечения охлаждающей водой.

Строительство газодиффузионного завода Д-1 началось в январе 46-го. Его первая фаза была введена в действие в 1948 году. Из-за технических трудностей, тем не менее, производство 90-процентного урана-235 на заводе Д-1 не было начато до 1950 года. Этот завод проработал до 1955 года и потом был закрыт и демонтирован из-за низкой производительности. Три более новых и более крупных газодиффузионных заводов Д-3, Д-4 и Д-5 были введены в действие к 1953 году.

Как уже отмечалось выше, Свердловск-44 был также пионером в Советском Союзе по технологии разделения изотопов с использованием центрифуги. Развитие технологии газодиффузионной концентрации столкнулось с серьезными техническими трудностями, и в итоге руководство решило отдать высший приоритет развитию технологии с использованием центрифуги. Опытный завод был сдан в эксплуатацию 4 октября 1957 года. А первый промышленный завод с центрифугой был построен в три этапа с 1962-го по 1964 год. В течение 1960-х и 1970-х годов все газодиффузионные машины поменяли на центрифуги.

1 марта 46-го на секретную площадку прибыл начальник строительства №865 генерал-майор Бойков Иван Павлович. Главным инженером был назначен Вениамин Евсеевич Любомирский. В том же году строители завершили кладку стен и кровли на главном корпусе завода. Работали на пиниях электропередач 110 кВт, насосной станции на Верх-Нейвинском пруду и на промышленных водоводах. Ставились бараки для военно-строительных батальонов и спецконтингента, жилые дома для вольнонаемных.

Вопросы с подрядчиками и проектировщиками решались на месте исключительно быстро. Сложность же заключалась в том, что одновременно со строительством комбината шла разработка технологических схем и их проектирование, что, естественно, вызывало значительные переделки уже выполненных работ. Рабочий день длился по 12-14 часов.

Имеются и такие данные: в конце все того же 1946 года в Управлении строительства №865 работали: заключенных — 7732 человека, военнослужащих — 5829 человек и вольнонаемных — 2320 человек. Преобладал ручной труд. Грузы на высоту поднимались с помощью кранов грузоподъемностью до 500 килограммов или вручную. Раствор и бетон готовились на временных заводах и доставлялись к местам строительства на самосвалах. Первые экскаваторы появились только в 1947 году.

Одним из тех, кто участвовал в строительстве Новоуральска, был ветеран треста «Гидромонтаж» Петр Георгиевич Рудаков. Шел первый послевоенный год. До создания треста оставалось еще девять лет. В 1946 году большую группу офицеров из 56-й Краснознаменной Пушкинской стрелковой дивизии откомандировали в Главмосстрой МВД — в города Свердловск и Челябинск.

— По прибытии в Свердловск, — вспоминает П.Г. Рудаков, — я был направлен в 3-й строительный район мастером на прокладку внутризаводских железных дорог. Через год стал прорабом. Работал на проводке наружных сетей водопровода и канализации. Затем был переведен на участок, который занимался строительством коммуникаций подачи и сброса воды от насосных станций на берегу Таватуйского озера — до завода и обратно. Работы в основном велись вручную силами военных и спецконтингента. Из механизмов — один ЧДК, два или три трактора С60 для перевозки труб. Для сварки применялись трансформаторы и машины постоянного тока типа «Умформер». Электроды рубили из сварочной проволоки. Рубили, обматывали их жидким стеклом с мелом. Таким образом были смонтированы сваи водовода для завода первой и второй очередей:

Строился и город. В 1947 году была сдана в эксплуатацию первая школа на 420 учащихся, первый детский сад, взялись за главный корпус больницы. Но главное — завод или, как говорили, объекты первой промплощадки.

Объекту требовались квалифицированные рабочие и инженеры. По направлению обкомов и райкомов партии прибывали коммунисты, люди различных специальностей. Жить и работать им приходилось без благоустроенного жилья. Обитали в бараках или на частных квартирах в поселке Верх-Нейвинск и ближайших деревнях — Рудянке, Шурале.

Между военно-строительными батальонами и ротами было организовано социалистическое соревнование. Ежемесячно подводились итоги. Победители награждались грамотами, переходящими Красными знаменами и денежными премиями. Солдатам присваивали звание «Лучший по профессии».

В мае 1949 года первая очередь завода была сдана в экссшуатацию. За три года было построено 68 тысяч м.кв. производственных площадей, комплекс производственного водоснабжение и электроснабжения с главной понизительной подстанцией №1 и ЛЭП-110 кВт. Возведение и эксплуатация первого в СССР завода по разделению изотопов урана стали школой для проектировщиков, строителей и эксплуатационников. Первый опыт пригодился при проектировании и строительстве аналогичных заводов.

Вместе с основными цехами комбината была построена механическая база — цеха второй промплощадки по изготовлению и ремонту электромеханического оборудования, гальванический и литейный цехи, ряд других служб. Производственная площадь второй промплощадки составила 18 тысяч м.кв.. Одновременно были построены 2-этажные и одноэтажные дома в самом поселке, коттеджи по ул. Ленина, Строителей, Маяковского, Мамина-Сибиряка и Первомайской. Был сдан в эксплуатацию кинотеатр «Родина».

Летом 49-го началось строительство нового, более крупного по производственным площадям завода. К концу первой пятилетки (1946-1950) было введено 84 тысячи м.кв. жилой площади. Согласно имеющимся данным, вольнонаемных строителей в 1949 году было 28,4%. Но сооружение комбината оставалось затратным: на 100 рублей выполненных работ затраты составляли 109,76 рубля.

В октябре 1950 года руководство строительством принял от генерал-майора Войкова, с которым произошел несчастный случай на стройплощадке, полковник А.С. Пономарев. Указом Президиума Верховного совета Союза ССР от 8 декабря 1951 года большая группа строителей; «наиболее отличившихся при выполнении специального задания правительства», была награждена орденами и медалями.

В 1952 году на площадке произошла новая смена руководства. Начальником стал инженер-майор Консулов Аркадий Никитич. Начали проводиться первые работы по внедрению преднапряженных железобетонных конструкций. Так, на водозаборных сооружениях были забетонированы резервуары для воды с предварительным механическим натяжением арматуры. В строительстве стали применять сборный железобетон, большеразмерные строительные детали. Это значительно ускорило темпы строительства и удешевило его. Стройка стала работать рентабельно. Затраты на 100 рублей выполненных строительных работ составили 96 рублей.

К июню. 1955 года работы в Новоуральске были переданы только что созданному предприятию п/я 19 треста «Гидромонтаж». Его возглавил Иван Михайлович Буздыгар. С фотографии того времени на нас смотрит видный, ладно скроенный офицер с умными, проницательными глазами уверенного в себе человека. До своего назначения на Урал он прошел длинный армейский путь. До войны — курсант полковой школы, радиомеханик и командир автороты, а в годы Великой Отечественной — командир батальона оборонительных сооружений на различных участках фронта. В первой половине 50-х Буздыгар возглавил контору гидромеханизации Главгидростроя МВД в Сталинграде, участвовал в сооружении электростанции на Волге.

С появлением на площадках специалистов п/я 19 трубопроводы на объекты третьей очереди завода уже велись с использованием двух экскаваторов «Ковровец» (емкость ковша — 0,5 м.кб.). Появились долгожданные бульдозеры.

С 1954-го по 1957 год на самостоятельной площадке — с собственной системой водоснабжения и электроснабжения, главными понизительными подстанциями — строителями был поставлен завод №5. Большие гидротехнические работы в связи с возведением этого завода были выполнены специалистами треста «Гидромонтаж» по Нейво-Рудянскому пруду. Очистка акватории, намыв дамб, прокладка водоподводящего канала к береговой насосной станции, строительство водосбросов и другие гидротехнические работы были выполнены в срок и с хорошим качеством — таков перечень проведенных ими работ.

Примечательно, что в 1957 году на должность начальника строительства Свердловска-44 был назначен полковник Василий Гаврилович Мухин — первый начальник «Гидромонтажа». Объект ему был хорошо знаком, так как до треста он работал там же, на сооружении электрохимического комбината и поселка, возглавляя коллектив района №4.

— По завершении основных работ на объекте третьей очереди завода, — завершает рассказ Петр Григорьевич Рудаков, — мой участок почти в полном составе был переведен для работы на предприятие п/я 9/125 — в закрытый город Красноярск-26.

А Ивана Михайловича Буздыгара ждал тяжелый и, как оказалось, драматический фронт работ на площадке Челябинска-40, где ему вместе с другими работниками треста «Гидромонтаж» пришлось ликвидировать последствия аварийного выброса радиации на предприятии «Маяк».

Для обслуживания города водой в 1947 году был организован участок, сначала в составе цеха №31 завода, а с 1951 года — в составе цеха №65 (энергоцеха ЖКК). До 1952 года питьевую воду обеспечивали артезианские скважины и насосная №2 в районе станции «Верх-Нейвинск». В 52-м была построена насосно-фильтровальная станция (НФС-1), после чего артезианские скважины перевели в резерв. В 1953 году был построен 1-й блок очистных сооружений водоотведения, работавший на биофильтрах. В 1957 году заработал 2-й блок на аэрофильтрах. С этого времени стал вестись лабораторный контроль качества очищенной сточной воды.

Город рос. Вместе с ним нарастал дефицит питьевой воды. Наконец, в 1968 году была построена и включена в работу насосно-фильтровальная станция №2. В 1970 году была построена 1-я очередь третьего блока очистных сооружений, а 1980 году — 2-я очередь. В 1975-1977 годах уровень воды в Верх-Нейринском озере в течение нескольких засушливых лет снизился. Возникла опасность срыва снабжения города и его предприятий водой.

Многие уральские города попали с водой в критическое положение, но жители Новоуральска почувствовали это на себе больше других. На подъездах жилых домов появились призывы руководителей городских организаций экономить воду. Серьезность создавшегося положения сознавали все, тем более что недостаток воды мог отрицательно сказаться и на работе головного предприятия — электрохимического комбината.

Уровень в озере до необходимой отметки можно было поднять за счет подпитки из Аятского озера. Чтобы решить эту проблему, решено было соорудить водоводы d=1200 мм — две «нитки», способные перекачать громадные объемы аятской воды. Решить эту задачу правительство поручило тресту «Гидромонтаж». Сложность работ заключалась в том, что водовод длиной 20 километров нужно было проложить через сосновый лес, болота, топи. Трасса прокладывалась через тайгу, потому что более подходящего питьевого водоема поблизости от Свердловска просто не было.

Нужно ли говорить, что проблема водоснабжения Свердловска находилась на особом контроле у министра Средмаша СССР Е.П. Славского. Координацию всех работ осуществлял его первый заместитель Н.А. Семенов — директор химического комбината «Маяк» в 1960-1971 годах, Герой Социалистического Труда; его именем названа одна из улиц Озерска.

Встал вопрос: кому поручить это весьма срочное и важное дело? Выбор пал на участок «Гидромонтажа», находившийся в Озерске. Для организации работ на площадку строительства водовода выехал начальник участка Слава Григорьевич Синькевич и только что назначенный главный инженер Анатолий Иванович Лобода.

Под Свердловск срочно были направлены самые опытные специалисты: электросварщики, монтажники, механизаторы, а позже и водолазы — как с площадки Озерска, так и по направлению треста «Гидромонтаж». Вскоре Средмаш прислал и всю необходимую технику — бульдозеры, трубоукладчики, автокраны… Одновременно строилась небольшая производственная база, стенд для укрупненной сборки труб. Генеральным подрядчиком выступило Средне-Уральское управление строительства под руководством В.Д. Опарина, заказчиком — электрохимический завод в Свердловске-44, где директором был А.И. Савчук.

«Не удивляйтесь тому, как жители Свердловска называют водопровод от озера «А» до Верхнего пруда, — сообщала в те дни трестовская газета «Производственник». — «Большая Аятская магистраль», строительство которой поручено МСУ-28, «орешек» не из легких: диаметр труб 1200 мм, протяженность почти 20 км. И если учесть, что трасса проходит по тайге, через горы и болота, при полном отсутствии дорог, то станет ясно, что простым штурмом этот объект не построить. И в то же время штурмовать нужно, но разумно, с подготовкой.

Прежде чем начать строительство объекта, в короткий срок были проведены большие организационные и подготовительные мероприятия: перебазировано много строительной технику оборудования и автотранспорта, быстро смонтированы сварочный и изоляционный стенды. Впервые вместо изоляции трубопроводов пленкой «ПИЛ» налажена изоляция труб этинолевыми эмалями. Вся техника была быстро освоена и задействована.

Срок строительства короткий — сдать водовод в декабре 1976 года, и поэтому коллектив участка №5, который возглавляет С.Г. Синькевич, сознавая всю полноту ответственности, трудится с огоньком на строительстве объекта.

Хорошо отлажен стенд сварки, отработана технология изоляции. Комплексная бригада, возглавляемая В.Н. Сибилевым, за два месяца сварила и заизолировала 11 км труб. Отлично работают шоферы трубовозов на вывозке плетей. На трассе организованы две хозрасчетные комплексные бригады, которые возглавляют бригадиры В.П. Носков и А.Г. Лапчик.

Первые 10 км плетей труб вывезены на трассу. Впереди предстоит еще больший объем работ, но можно с уверенностью сказать: водовод будет сдан в срок!»

Однако не все было так просто, как может показаться на первый взгляд. Скорее наоборот. Ведь первый выезд на трассу показал, что времени упущено много, а предстоящий объем работ — просто огромен. Как многотонная техника будет проходить через топи и дебри? Ни дорог, ни прорубленных просек по маршруту будущего водовода, ни инженерных решений. Ни-че-го.

Юрий Николаевич Елфимов рисует картину того, как развивались события на сооружении Аятского водовода. Чем пересказывать, лучше процитировать часть главы из его книги, посвященной стройке.

«А.И. Лобода, видя, что его ждет на трассе, невольно произнес:

— Раньше надо было начинать подготовительные работы. Сколько времени упустили… Пройти более двадцати километров по тайге — дело непростое, до монтажа труб, видимо, не скоро доберемся…

А.И. Савчук, понимая, что эти слова больше всего относятся к нему, повернулся в сторону Лободы и хмуро посмотрел прямо в глаза:

— Да, время действительно ушло. Но если речь идет о вырубке леса по трассе, считайте — не все потеряно. Лес будет вырублен, и трасса очищена в короткие сроки…

А.И. Савчук сдержал слово. Оказывается, было передано обращение к жителям города с призывом принять участие в ударной стройке, и в первую очередь — вырубить лес. Это обращение жители Новоуральска приняли как призыв. Понимание важности дела воодушевило людей. Ежедневно более сотни человек выходили на трассу для вырубки и уборки сваленных деревьев. Начало было положено.

Между тем битва в лесу за будущий водовод продолжалась. Строители начали отсыпку дороги по просеке со стороны Новоуральска. Оперативные совещания проходили еженедельно с выездом на трассу водовода. На них присутствовали и директор комбината, и начальник строительства. Некоторые участки Савчук объезжал на танкетке, так как проехать иные заболоченные места было просто не на чем.

Из-за болот строительство дороги продвигалось медленно. И все же летом 1976 года был подготовлен первый участок под монтаж трубопровода. Со стенда, размещавшегося в Новоуральске, на трассу стали поступать первые плети труб длиной 36 метров, предварительно покрытые специальной изоляцией из этинольэмалиевого состава, которую с трудом доставали и возили из Еревана. Наконец, к сборке плетей приступили монтажники и электросварщики. Это был первый участок, а впереди еще 22 километра!

Одновременно с монтажом продолжалась вырубка леса, отсыпка автодороги, строительство ЛЭП для насосной береговой станции. Трубовозы приходилось часто таскать с места на место бульдозерами. Механизаторы «Гидромонтажа» делали все, что было в их силах и возможностях. Отсыпали отдельные места грунтом, обходили заболоченные участки, а на ряде участков для проезда трубоукладчиков, бульдозеров, автокранов сваривали слани — пакеты сваренных между собой трех или четырех метровых труб диаметром 300 мм, которые укладывались на топкие места и не позволяли тяжелой технике увязнуть. Ежедневный доклад о ходе и графике уральских работ ложился каждый вечер на стол начальника треста Якова Андреевича Кузнецова.

Кроме водовода, необходимо было поставить на берегу озера Аять насосную станцию и устроить водозабор. Дорога к водоему отсутствовала. Что делать? Специалисты треста, дабы попусту не терять времени, приняли инженерное решение: трубы варить на противоположном берегу, а затем доставить их по воде буксиром. Водолазы подготовили основание, затопили и уложили трубы и оголовок.

— Проектировщики, командированные из Ленинграда, постоянно находились на площадке строительства Аятского водовода, — рассказывает Анатолий Иванович Лобода, — с тем, чтобы в любое время можно было принять то или иное решение. Очень грамотно, четко и оперативно работали представители технического надзора заказчика с начальником ПТО В.Я. Божко и инженером-куратором B.C. Кислициным. Они не считались со временем и работали вечерами, а если было нужно — и в выходные дни.

Кстати, свой трудовой путь Лобода начал мастером и вырос до заместителя главного инженера МСУ-28 треста «Гидромонтаж». С 1984 года он возглавлял МСУ-105. Ныне — генеральный директор ОАО «Урал Гидромонтаж».

«Работы по расчистке трассы, устройству автодороги, монтажу трубопроводов продолжались все лето и осень 1976 года, — пишет в книге Юрий Николаевич Елфимов. — Умением и мастерством, находчивостью отличались бульдозерист Н. Калугин, сварщик В. Рябченко, слесарь А. Лапчик и многие другие. Строительство водовода посещали первый заместитель министра Н.А. Семенов, руководители и главные инженеры главков, трестов».

Сложнейшая во всех отношениях трасса была проложена за каких-то шесть месяцев. Несколько больше времени ушло на сопутствующие монтажно-строительные работы. Вода пошла! Уровень воды в Верх-Нейвинском озере постепенно был доведен до нормальной отметки. В 1976 году началось строительство НФС №3, а в 1983 году она была принята в эксплуатацию. И сегодня новоуральский атомград по-прежнему продолжает «утолять жажду» из озера Аять.

Новое ответственное задание работники МСУ-28 выполнили на территории области в мае 1979 года. В Свердловске водолазами треста впервые была произведена подводная укладка специального высокочастотного кабеля. В тот год уральская зима не баловала погодой. Сильные февральские морозы чередовались с обильными снегопадами. Из-за большого снегопада лед на озере просел, и вода вышла на поверхность более чем на 50 сантиметров, а в отдельных местах лед полностью отсутствовал.

Все это не позволило применить механизмы для подготовки траншеи под кабель и механизмы для размотки катушек кабеля. Работы пришлось выполнять вручную. Особенно тяжело пришлось водолазам при работе на протоке между озерами. Толщина ила на этом участке достигала пяти метров.

В этих местах не только работать, но и передвигаться водолазам было очень сложно. Несмотря на такие суровые условия, водолазы первого класса успешно расчищали трассу от пней, топляков, валунов, затем аккуратно принимали под водой кабель и укладывали его в нужное положение. Задача была решена.

19 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.