Почему я живу в такой дыре?

11:37, 20 Август 2011

В тёмном парке раздаются женские крики о помощи – вы спугнёте преступников, позвоните в полицию или поскорее уйдёте? Кажется, ответ очевиден, но многие в реальности поступят не так. В ход пойдёт куча отговорок – «Зачем звонить, всё равно приедут через час, мало ли какие там разборки, ещё крайним окажусь, и вообще в такое время надо дома сидеть, а не шляться на улице…» Так в нас проявляется исторически заложенная программа «Не высовываться».

Потом, придя домой, можно порассуждать о разгуле преступности, о страшных временах, о продажности и неэффективности органов правопорядка – в общем, о страшном мире, в котором мы живём. Жить, конечно, страшно, но мы как-то упускаем из виду, что сами прикладываем руку к существующему порядку вещей.

К сожалению, история многих стран мира, и не только России, отмечена долгим подавлением личности в масштабах всего национального менталитета. На протяжении многих поколений мы были приучены отдавать ответственность за свою жизнь «царю», «барину», «вождю», «правительству» и другим символическим фигурам, олицетворяющим, по сути, родителей для всего населения страны. В каком-то смысле это было неизбежно, учитывая реалии жизни в прежние века. В обществе сформировался огромный пласт «вечных детей» – людей, которые не могли и не умели распоряжаться своей жизнью. И передавали это мировоззрение своим детям.

На этом фоне, естественно, существовал класс «вечных родителей» - людей, ощущавших своё право, силу и могущество управлять чужими жизнями. Этот травматичный перекос, увы, никуда не делся – он лежит глубоко в нашем коллективном бессознательном. Оттуда до боли знакомый сюжет «жертва – агрессор» оживает в психике каждого человека, как только складываются провоцирующие обстоятельства.

Возьмём знакомую ситуацию. Обочина улицы завалена мусором – вы бросите в кучу свою пустую бутылку или всё-таки донесёте до настоящей урны? Мы говорим себе: «Дворники за это зарплату получают. И вообще, глупо ходить с мусором в руке. Почему здесь не поставили нормальную урну?» И всё это, конечно, правда. Но на выходе мы имеем то, что имеем – стихийные свалки и загаженный район, в котором сами и живём. Зато можно с полным правом показывать на эти кучи мусора и вздыхать: «Я живу в какой-то дыре! Куда смотрит администрация? Почему в нашей стране всё через одно место?»

Дело не в стране – дело в гражданской ответственности, которая в России ещё, к сожалению, не сформирована. Мы так привыкли к своему бесправию, что не заметили, как у нас появились права. Мы привыкли, что от нас ничего не зависит – и до сих пор живём в этой картине мира, хотя реальность уже поменялась. Да, урна сама собой из земли не вырастет, и мужчины-социопаты не перестанут караулить одиноких женщин. Но у нас есть свобода действий, право голоса, мобильник, в конце концов. Узнать телефон полиции и коммунальных служб по силам каждому. А значит, на нас лежит ответственность за свои действия – или за бездействие.

В каком-то смысле, мы не имеем права сетовать на проблему, если даже не попробовали её решить. Конечно, наша правовая система далека от совершенства, но мы живём, извините, и не в рабовладельческом Риме, чтобы сразу сдаваться.

Власть плохо справляется с обязанностями – вы пойдёте в следующий раз на выборы, чтобы проголосовать за другого кандидата, или просто поругаете телевизор? Да, все знают о чудесах фальсификации, но, чёрт возьми, давайте сделаем её сложнее! Если на выборы придёт 80% избирателей и проголосуют со своими паспортами, то мошенникам останется лишь 20% для подделки голосов. Или же им придётся пойти на гораздо более серьёзный риск, уничтожая подлинные бюллетени.

«Но где гарантия, что мой приход на выборы реально сделает их честными?» Такой гарантии нет, потому что в обществе живу не я один. Общество складывается из каждого человека, и голос каждого обладает равным весом. Однако нас кидает из крайности в крайность – пусть от меня зависит ВСЁ, или я буду считать, что от меня не зависит НИЧЕГО.

А если в вашем районе начали строить вредное производство – вы поинтересуетесь у администрации, в чём дело? Позвоните юристу? Соберёте инициативную группу? Напишете на веб-сайт Президента? Или просто будете всю жизнь сетовать на произвол чиновников и дышать отравленным воздухом?

Конечно, мы догадываемся, что разрешение на строительство было, скорее всего, куплено за немалые деньги. Но если поднять шум, привлечь юристов, позвать местную прессу и районное телевидение – то чиновники не захотят так рисковать, они тоже люди и боятся за свои места. Цена незаконного разрешения станет выше. И, возможно, застройщику станет невыгодно строить такой дорогой завод. В итоге он уйдёт искать другую площадку, а ваш район останется чистым.

Было ли это возможно в 1990-е годы? Едва ли. Но теперь, когда есть Интернет, мобильная связь и более-менее свободные СМИ – мы стали гораздо сильнее. Да, мы не всемогущи, но мы можем очень многое. Для этого нужно встать на взрослую позицию. Активнее жить. Смириться с тем, что порой наши усилия не приносят плодов. И гордиться тем, что нам удалось улучшить. В конце концов, именно этим путём идут западные страны. Взяв на себя гражданскую ответственность, они, конечно, не построили рая на земле, но стали жить гораздо благополучнее.

Нина Бондаренко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.