Парк на графских развалинах

19:47, 17 Январь 2009

При образовании городского поселения Калининец в его состав вошло село Петровское. На территории села находится то, что осталось от великолепной усадьбы XVIII века. Величественный главный дом, четыре небольших флигеля вокруг и церковь с колокольней были построены по проекту Василия Баженова архитектором Матвеем Казаковым на средства одного из знаменитых горнозаводчиков Никиты Демидова в 70-х годах ХVIII века. Он хранил тут свои богатые коллекции, собрал хорошую библиотеку, картинную галерею, устроил большой парк и запруду на реке. В 1850-е годы эта усадьба была куплена Мещерскими, после чего начался её упадок.

Местность села Петровское в начале 17 века представляла собой пустошь, называемую Княжищевою, приписанную к селу Ильинскому Московского уезда Гоголева стана. По переписным книгам 1627 г., числится вотчиной Боровского Пафнутьева монастыря. В 1678 г. пустошь Княжищева числится сельцом, в котором стоял один монастырский двор. В переписных книгах за 1704 г. в сельце Княжищево числится монастырский и скотский дворы, в которых, по переписи, числится три человека.

В 1706 г. вотчина Боровского Пантуфьева монастыря сельцо Княжищево по именному указу Петра I пожаловано Петру Павловичу Шафирову, возведённому гением Петра Великого из простого сидельца Панского ряда в звание вице-канцлера. В 1713 г. П.П. Шафиров просит разрешения построить в своей вотчине церковь Петра Митрополита. В конце 1714 г. была построена и освещена небольшая деревянная церковь без приделов и «без пения».

В 1735 г. сын и будущий наследник П.П. Шапирова И.П. Шапиров просит разрешения взамен обветшавшего храма построить новую деревянную же церковь Петра Митрополита с приделом Исайе-Ростовского чудотворца. В 1738 г. новая церковь с многоцветной окраской внутри и «с лица» была построена и освещена. Кроме того, были построены пышные деревянные хоромы с шестью светлицами, украшенными изразцовыми печами и «красными» окнами. С этих пор сельцо Княжищево называется по церкви Петровское.

После смерти в 1739 г. П.П. Шафирова имение переходит его детям, за которыми числится до 1744 г.

В 1740-х годах усадьба переходит во владение знаменитых уральских горнозаводчиков и меценатов Демидовых (владельцев множества чугуноплавительных, железоделательных, оружейных и других заводов и предприятий), в частности, в руки Никиты Акинфиевича Демидова, внука знаменитого тульского оружейника Никиты Демидовича Антуфьева. В грамоте от Петра I, датой 04 марта 1702 г., Никита Демидович назван Демидовым, что и послужило причиной перемены фамилии, которая осталась навсегда за ним и его потомством.

Загородный подмосковный дом, построенный Н.А. Демидовым для своей третьей молодой жены, стал явлением в архитектуре подмосковных усадеб. За неимением документальных свидетельств сейчас трудно сказать, кто, кроме знаменитого архитектора Казакова, приложил руку к этому замечательному творению. Известно, что на закладном камне, фотография которого находится в Музее архитектуры им. Щусева, высечено: «1776 года июля 2 заложен сей дом Её Высокород. Александры Евтихиевны, сожительницы Стат. Совет. и Кавалер. Св. Станислава Никиты Акинфиевича Демидова. Имя дому не забудь меня». А на торце тем же почерком высечено: «Архит. Казаков»). Но то, что, кроме замечательного архитектора, здесь во многом чувствуется рука скульптора или художника - это несомненно. Об этом можно судить хотя бы по сохранившимся мраморным вазам из парка.

Никита Акинфиевич: хорошо знакомый с античным искусством, знавший и любивший художественные ценности, лично знакомый с лучшими скульпторами, художниками и архитекторами своей эпохи, не мог не привлечь лучших из них к строительству своего дома.

Усадьба Петровское состоит из трёх частей: жилого комплекса, хозяйственного и церковного. Жилой комплекс представляет собой квадратный двор, в центре которого располагается главный усадебный дом с четырьмя почти одинаковыми флигелями по углам, построенными одновременно с главным домом.

Двухэтажный дом с куполом представлял собой строго центрическую композицию. Квадратный в плане, со срезанными углами, он был обращён на четыре стороны одинаковыми лоджиями с колоннами большого дорического ордера. Гладкие угловые грани дома имели балконы на двух колоннах малого ионического ордера.

Алабинский дом, вероятно, и мыслился Казаковым в форме и образах античного купольного храма. Духом античности пронизана палладинская архитектура дома, строгие и ясные формы колоннад, простой и гладкий купол, венчающий здание, статуя на вершине купола.

С запада, юга и востока дом окружал парк. Аллеи шли в разных направлениях, пересекаясь, образовывая площадки-звезды, извиваясь вдоль берега. Деревья были посажены не вдоль дорожек, а группами, как будто они выросли естественным образом.

Но особенно сильное впечатление производил парк осенью, когда он загорался разными цветами багрянца и золота. От дома шла к реке прямая аллея с поставленными по её обеим сторонам чугунными статуями. Внизу у реки был насыпан холм, который завершался статуей Апполона. По обилию скульптур Петровское могло соперничать с прославленными подмосковными усадьбами Кусково и Архангельским.

Парк создан по принципам, близким взглядам лучшего садовода того времени Андрея Болотова.

Полотно Брянской железной дороги перерезал старый задумчивый парк, бывший когда-то, по свидетельству очевидцев, интересно разбитым и украшенным в аллеях фаянсовыми вазами и тумбами-сиденьями. Теперь ничего не осталось, кроме разросшихся деревьев.

По углам жилого двора расположены четыре флигеля, двухэтажные, с подвалами. Подвал и первый этаж перекрыты сводами. Сводчатое помещение в первом этаже напоминает об архитектуре каменных жилых палат 17 века.

В одном из помещений юго-западного флигеля обнаружен роскошный камин, который не мог предназначаться для обслуживающего персонала. Кроме того, этот флигель служил для жилья последних хозяев усадьбы Мещерских.

С семейством Мещерских у Демидовых были давние родственные связи. К Мещерским и переходит осиротевшая усадьба в Петровском. Последний владелец усадьбы – реакционный публицист конца XIX в. из рода Мещерских мало заботился о состоянии усадебных построек. При нём фактически заброшенный главный дом начал постепенно умирать.

В 20-х годах прошлого века в доме уже были выбраны полы, потолки, оконные и дверные рамы и полотна; исчезли изразцовые печи. Это не говоря уже о том, что неизвестно, в какую пору исчезли главные художественные ценности усадьбы – чугунное литье и скульптура. В 1930-х годах расположенная по соседству воинская часть не нашла ничего лучшего, как взорвать красавец главный дом, поставить на обрушенный свод конвейер и отправлять битый кирпич и щебенку на строительство дороги. В это же время был разобран верхний ярус и купол церкви Петра Митрополита.

В послевоенное время началась застройка бывшей усадебной территории между главным домом и церковью. Сначала был построен корпус экспериментального завода. Полуразрушенная церковь Петра Митрополита оказалась на территории завода и была приспособлена под склад.

Несколько позже около заводского корпуса появились индивидуальные жилые дома, посёлок разросся. Западная часть усадебного парка была передана поселковой больнице, на территории которой появились новые больничные корпуса.

Флигели, ввиду их хорошего состояния, были переданы Поселковому Совету. В северо-западном флигеле разместились местное почтовое отделение и сберкасса, в юго-западном – детские ясли. Остальные были отданы под жилье. В уцелевшем корпусе конного двора разместилась аптека.

Сегодня, роскошное в прошлом, поместье переживает времена полного забвения. Усадьба пребывает в руинах и очень медленно восстанавливается. Пугающим контрастом выглядит выросшая в непосредственной близости с памятником частная собственность. Интересно, рады были бы Демидовы-Мещерские такому близкому соседству...

Александр Боев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.